Архиважный ход конем

Судьба исторического комплекса в «Золотом треугольнике» до сих пор неизвестна. Один из вариантов — в его стены спустя столетие могут вернуться лошади.


Все заявленные проекты объединяет идея создания городского общественного пространства. © Фото с сайта «Культура.РФ»

Состояние Конюшенного ведомства на пересечении Мойки и канала Грибоедова уже давно внушает петербуржцам серьезную тревогу. Поэтому неудивительно, что варианты спасения приметной «заброшки» в так называемом «Золотом треугольнике» между Невой, Фонтанкой и Невским проспектом уже обсуждались экспертами Круглого стола по эстетике городской среды Всемирного клуба петербуржцев во главе с Михаилом Пиотровским. Генеральный директор Государственного Эрмитажа и президент Союза музеев России поддержал предложение своих одноклубников всерьез обдумать создание в Конюшенном ведомстве музея архитектуры.

Эта идея и другие варианты станут 22 декабря темой первой совместной конференции весьма популярного в архитектурных кругах АРХКЛУБа и Гильдии журналистов, работающих в сфере архитектуры, строительства и сохранения культурного наследия Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Кроме здания Конюшенного ведомства, главного и старейшего из петербургских «лошадиных мест», участники дебатов проведут переучет конюшен в городе и пригородах. Инвентаризация обещает быть весьма интересной: в бывших стойлах и манежах помещаются выставочные залы, киносъемочный павильон, репетиционная база театра…

Башня Гербеля

Меньше всего повезло с непрофильными постояльцами, как ни странно, ценнейшему зданию — Конюшенному ведомству, шедевру зодчего Н.Ф. Гербеля, в начале 1720-х годов с гениальной ловкостью поставившего на повороте реки Мойки вполне утилитарный комплекс конюшен с башней на самом изломе русла. В те же годы была построена колокольня Петропавловского собора, увенчанная летящим ангелом, вознесся на шпиль петровского Адмиралтейства кораблик работы голландского мастера ван Болоса… А башня Гербеля была украшена конем на шаре. Архитектор Рафаэль Даянов, известный множеством реализованных проектов реставрации и восстановления уникальных памятников, вместе с коллегами нашел аналог, и лошадку теперь можно восстановить.

Здание главных императорских конюшен не случайно вышло гигантским. Трудно переоценить роль лошадей и гужевого транспорта в царской России. Удивительно другое — до нашего времени гербелевская композиция дошла почти нетронутой. Василий Стасов при перестройке здания в XIX веке изменил фасады, включая храм и колоннаду, но габариты и стены в основном сохранил. В процессе послевоенной реставрации фасады были возвращены к стасовскому варианту.

После Великой Отечественной войны в Конюшенном ведомстве обустроили гараж НКВД, унаследованный затем милицией. В корпусах, выходивших на площадь, работали различные советские конторы. В частности, на дворовой территории, ремонтировали автомобили.

Принадлежность органам сказалась на состоянии здания двояко. С одной стороны, это обстоятельство способствовало большей его сохранности. С другой, вся территория до сих пор отравлена горюче-смазочными материалами: автопарк сливал их, как говорится, под себя. Насквозь промасленные слесари в засаленных комбинезонах, случалось, в летнюю жару падали в обморок от испарений.

Кроме того, в центре площади была автозаправочная станция, где заправлялись и милицейские машины, и «волги» с шашечками из таксопарка, находившегося напротив. Под АЗС помещались цистерны с горючим. Они и остались на том же месте, насквозь проржавели, дали течь. Бензин и солярка впитались в землю, поэтому в любом случае реставрационные работы придется начинать с дорогостоящей рекультивации грунта.

Парад концепций

После того как в 2015 году, уступив градозащитникам, городская власть «завернула» проект апарт-отеля в Конюшенном ведомстве, столь радикальных вариантов — с подземным паркингом и надстройкой мансардного этажа — больше не предлагалось. Музей истории Санкт-Петербурга, которому был передан памятник, отремонтировал просторное помещение манежа. В нем устроили выставочный зал, где в 2019-м состоялась выставка проектов приспособления здания для современного использования.

Всего было представлено пять концепций. Архитектор Сергей Мишин увидел в Конюшенном ведомстве связующее звено между Эрмитажем и Русским музеем, где могут проводиться выставки современного искусства. Подземный паркинг этот вариант предусматривает — но под площадью, а не под зданием.

Другой проект удивил искусно исполненным макетом Конюшенного ведомства. Внутреннее пространство предлагается дополнить стеклянными павильонами.

Гостиничные номера появились в третьем варианте, несмотря на отрицательные ассоциации с отмененным проектом апарт-отеля. Во флигелях озелененного двора проектировщики предусмотрели концертный зал и музей.

Архитектор Сергей Важенин предложил создать многофункциональный общественно-культурный комплекс с выставочным пространством, универсальной театрально-концертной и лекционно-образовательной площадками. В анфиладных залах он запланировал книжный магазин, салон дизайнерской одежды, кафе, рестораны, маркет. В западном внутридворовом флигеле — образовательный центр, в юго-западной галерее — офисы, коворкинг, архитектурные и художественные мастерские.

По словам Рафаэля Даянова, все заявленные на выставке проекты объединяет идея создания городского общественного пространства. Выходящие к площади помещения и внутренний двор прекрасно подходят для этих целей. При этом могут быть восстановлены два утраченных корпуса и флигель, замыкавший композицию Гербеля. Требует почтительного отношения и церковь, где отпевали А.С. Пушкина. Кроме того, невзирая на многочисленные проблемы, все выходящие к набережной помещения, а не только манеж, вполне можно использовать для выставок. Однако не стоит забывать, что трехнефное членение пустующих пока залов нарочно устроено именно для содержания лошадей — в узкие «коридорчики» по бокам сливались нечистоты.

Лошадиная доля

Лошадь давно стала частью городского пейзажа Стокгольма, Копенгагена и других европейских столиц. В центре же Северной столицы кони в основном сегодня встречаются в виде скульптур и барельефов.

Директор Фонда «Наследие барона А.Л. Штиглица» ландшафтный архитектор, автор проекта реконструкции Летнего сада, инициатор фестиваля «Императорские сады России» Елена Штиглиц, с детства увлечена конным спортом, давно мечтает вернуть лошадей в некоторые исторические конюшни и манежи. Поэтому на предстоящей конференции она представит один из ключевых докладов. При переучете мест бывших конюшен и манежей не будут забыты, разумеется, и Музей-квартира А.С. Пушкина на Мойке, № 12, где дворовый флигель вовсе не случайно именуется Бироновыми конюшнями, а также Михайловский манеж (Зимний стадион) близ Михайловского замка, манеж и конюшни Малого Эрмитажа, царскосельские Пенсионерские конюшни и многие другие.

Наряду с конструированием нового музея мысль передать — пусть частично — бывшим петербургским конюшням и манежам изначальную функцию только сейчас начинает обсуждаться в профессиональных сообществах. Однако кажущаяся труднореализуемой в современных условиях идея находит активных сторонников. И кто знает, может, разговор на равных между журналистами и архитекторами в итоге приведет к тому, что спустя сто лет в стены Конюшенного ведомства вновь вернутся лошади.

Сергей Ярошецкий


Читайте также Решено снести «инфернальную» Аленку в Нововоронеже

Новое необычное свойство нашли у коронавируса

На Петроградской стороне загорелся заброшенный особняк