Газ, шумовые гранаты и электрошокеры: с чем столкнулись протестующие петербуржцы (видео)

Предварительные итоги: более тысячи задержанных.


«Ощущение, что присутствуешь на съемках какого-то военного фильма или исторической реконструкции». © Фото ИА «Росбалт»

Снова тысячи людей на петербургских улицах: на этот раз они вышли в воскресенье, чтобы высказать свое несогласие с происходящим в стране. Подсчитать участников шествия сложно — им пришлось рассредоточиться по улицам и постоянно менять точки сбора из-за агрессивных действий силовиков. Которые на этот раз продемонстрировали весь арсенал боевых средств для разгона уличных протестов.

Корреспондент «Росбалта» побывала на ключевых локациях воскресного шествия, засняла разбитые лица задержанных и даже прокашлялась от газа, распыленного на Сенной площади.

Децентрализация протестов

Поднимаюсь на эскалаторе к выходу из вестибюля метро «Гостиный двор». Это едва ли не единственная станция, выходящая на Невский проспект, которая осталась открытой за час до протестной акции. На выходе люди натыкаются на временный забор и вежливых «космонавтов» с серыми щитами, отправляющих их куда подальше. На Садовую то есть. На Невский не выйти — людей на выходе из вестибюля скапливается все больше, и начинается давка.

«Мне на работу надо! — возмущается женщина в ярком пуховике. — Я десять раз уже Гостиный двор обошла, все оцеплено, как пройти?»

© Фото ИА «Росбалт»

Девушки неподалеку демонстрируют силовикам театральную программку — кажется, на спектакль сегодня кто-то не попадет.

К этому часу в Петербурге уже перекрыли автомобильное и пешеходное движение по Невскому проспекту и прилегающим улицам, на площади Восстания, Благовещенском, Дворцовом и Троицком мостах. Автобусы следуют по укороченным маршрутам. Что ж, работа над ошибками впечатляет — учитывая, как лихо в прошлую субботу колонны протестующих маршировали по Невскому. На этот раз же было сделано все, чтобы митингующие даже близко не подступились ни к Сенатской, ни к Дворцовой, ни к Марсову полю. Впрочем, логично — Штаб Навального анонсировал встречу в начале Невского проспекта еще во вторник. Попасть туда сейчас невозможно — заблокировано буквально все.

© Фото ИА «Росбалт»

«Только через Дворцовый мост попадете на Невский, — улыбается мне омоновец в ответ на недоуменные вопросы. — Это вам большой-большой круг нужно будет сделать».

В Telegram-каналах тем временем новая локация: Пионерская площадь у Театра юных зрителей. Иронично, учитывая, что главная точка, в которую бьет федеральная пропаганда — это нежный возраст большого количества митингующих…

Гонка дислокаций

В полдень на площади у ТЮЗа, где, кстати, в это время проходит спектакль «Том Сойер» — около трех сотен протестующих. С опозданием прибывают первые машины с силовиками, и отряд «космонавтов» оказывается в центре площади. Впереди плотный и энергичный начальник в меховой полицейской шапке, знакомый журналистам по пикетам на Гостином дворе. У него зычный голос, которым он немедленно командует в рацию:

«Работаем, ребята, задерживаем всех. Всех, я сказал!».

«Ребята» бодрым шагом следуют к лестнице ТЮЗа, на которой пикетирует мужчина с плакатом «За вашу и нашу свободу». Слева к площади подъезжает большой белый автобус — туда и начинают затаскивать людей.

«Это мой парень, пустите его! Он ничего не сделал!» — тоненьким рыдающим голосом кричит светловолосая девушка в голубой куртке.

© Фото ИА «Росбалт»

Волна задержаний как-то сама собой затихает, а силовиков становится намного меньше. В центре площади оказывается человек двадцать омоновцев, вокруг которых — плотное кольцо толпы, которая становится все гуще. Замечаю, что на этот раз молодежи будто бы больше: порядка 65%. При этом участникам акции, скорее, по 20-27, чем 15-16 лет. Хотя есть и старшеклассники. Именно они и стали авторами самых креативных плакатов:

«Боец, протри забрало!», «Меня зовут Владимир, и я клептоман», «Говорят, апарт-отель ненастоящий», «Я устал считать твои миллиарды», «Дядя Вова, а когда Леша выйдет?», «Русский бунт — осмысленный и мягкий», «Долой царя», «Я здесь — новичок», «Я не я и хата не моя», «Россия будет свободной, потому что есть Алешка у тебя», «А король-то голый!», «Беда России — старичок и новичок».

Кто-то начинает бросать в омоновцев снежки, и толпа тут же скандирует «Не бросай!». Силовики действительно выглядят слегка сиротливо.

«Я заливаю глаза керосином, пусть все горит!»

Колонны протестующих под давлением прибывших росгвардейцев начинают движение к Московскому проспекту — шествуют по тротуарам цепочкой и заворачивают на Сенную. Кто-то перебегает Фонтанку прямо по льду. На Сенной нас не ждет ровно ничего хорошего: в створе улицы Ефимова у торгового центра начинается натуральное средневековое побоище.

Омоновцы выстраиваются в строй, имитируя тактику римских легионеров — в отличие от своих суровых предшественников, они идут не «черепахой», укрывшись щитами и сбоку, и сверху, а выставляют их вперед, смыкая в единую преграду. Шаг вперед — душераздирающий клич «Хэй!» — удар дубинкой по щиту. По всей видимости, комбинация эта рассчитана на психологическое подавление протестующих.

Люди кричат «Позор!», в какой-то момент омоновцы резко срываются вперед и с криками врезаются в толпу, покрывая ее беспорядочными ударами дубинок. Полное ощущение, что присутствуешь на съемках какого-то военного фильма или исторической реконструкции. Слышно потрескивание электрошокеров. Некоторые падают, да и я едва успеваю увернуться и приземлиться на колено, роняя смартфон прямо под ряд ног в черных берцах. Уцелел! Начинает першить в горле — я замечаю, что люди вокруг тоже кашляют. Газ! Натягиваю маску повыше на нос, и становится легче. Глаза не слезятся — возможно, дело, в контактных линзах.

Здесь же омоновец вытаскивает из кармана табельное оружие и направляет его в толпу.

Вскоре силовики перекрывают улицу Ефимова, хотя людей на ней уже значительно меньше. Две девчонки лет семнадцати демонстративно танцуют перед линией силовиков под песню IC3PEAK:

«Я заливаю глаза керосином — пусть все горит, пусть все горит! На меня смотрит вся Россия — пусть все горит, пусть все горит!» — поет одна из девчонок. А потом пытается воззвать к совести омоновцев.

«Что вы делаете с нами? Посмотрите, до какого состояния вы нас доводите! Ты приходишь домой, покупаешь себе офигенное шампанское на деньги, которые тебе заплатили! Как ты можешь нормально спать? Люди вынуждены уезжать из России, потому что им страшно, а я хочу жить здесь!» — кричит ее подруга, снимает шапку и эффектно бросает ее себе под ноги.

Воссоединение несогласных

Пока омоновцы грузят остатки людей на Сенной в автозаки, большинству удается переместиться к Законодательному Собранию, где они ждут опаздывающих. Кажется, именно здесь и складывается та самая целостная картинка, которую так не хотели бы видеть городские власти: огромное количество митингующих на ступенях Мариинского дворца и на площади перед ним, толпы людей, заполонивших примыкающие улицы и набережные.

По проезжей части один за одним едут полицейские автомобили, автозаки и военные грузовики. И силовики, выскакивая из них, как шутят в соцсетях, начинают разгонять протестующих до 60 км/час — гурьбой бегут в толпу, которая со всех ног срывается в противоположную сторону, не отстаивая только что завоеванную площадь.

ОМОН теснит людей на Большую Морскую, происходят жесткие задержания, участников акции без разбора уводят, заламывая им руки и пригибая головы к асфальту.

Здесь же впервые слышен странный хлопок — сначала кажется, что это дымовая шашка — но дыма нет, потом — что светошумовая граната — но нет ослепляющего света. Просто гулкий хлопок, будто что-то взорвалось.

Немного забегу вперед — вечером в МВД будут божиться, что никаких светошумовых гранат и газа они не применяли.

Притворный обморок и бутафорская кровь

Кольцевая композиция: снова Сенная и снова ТЮЗ, которым будет «зафиналена» акция. Протесты продолжаются несмотря на то, что на всех ближайших станциях метро дружно занялись поиском «бесхозных предметов»: «Невский проспект», «Чернышевская», «Площадь Восстания», «Пушкинская», «Звенигородская» и «Гостиный двор» закрыты на вход и выход.

Жестокость силовиков нарастает. На Сенной трое силовиков быстро бегут к автобусу с мужчиной, закрывающим лицо руками. По асфальту за ними тянется цепочка алых следов. Я оббегаю компанию и вижу, что лицо мужчины в крови — он пытается остановить ее ладонями, но делает лишь хуже. Вероятнее всего, голову ему разбили во время задержания — по крайней мере, силовикам явно не нравится, что мы фотографируем. Моего коллегу грубо отталкивают к забору, на что тот, не сдерживаясь, покрывает силовика крепким матом.

Кстати, фотокорреспондента Георгия Маркова на Сенной тоже задержали довольно брутально: по его словам, «били шокером в ногу, били шокером в пузо, били шокером в почку», а после отпустили.

«Фиговая у вас работенка!» — кричит еще один парень в спину трем удаляющимся силовикам. Те грозно поворачиваются.

«Че он там вякнул? Берем его, какая разница кого задерживать вообще!» — матернувшись, омоновцы заламывают парню руки.

У ТЮЗа в кольцо берут целую группу людей — пятнадцать человек оказываются окружены силовиками. Двоих журналистов в желтых жилетах спустя пару минут выпускают, а вот девушке-корреспонденту с одним редакционным бейджем приходится стоять с остальными.

«Позорище! Отпускай! — кричит молодой человек снаружи. — Ребята, я рад, что дышу с вами одним воздухом, спасибо, что вышли!»

Люди замечают, что силовики накидываются на безоружных, на что один из омоновцев возражает: он тоже без оружия.

«А дубинка — это средство защиты, в законе почитайте», — деловито уточняет он.

Через дорогу тем временем перебегает мужчина: перепрыгивая через заграждение он падает, и на него налетает восемь силовиков. Прыгун растягивается по асфальту, омоновцы грубо пытаются его поднять, но он не стоит на ногах, буквально обмякая.

«Он без сознания, вы что, не видите?» — говорю я силовикам, оказавшись рядом.

«Да притворяется, на камеру играет!» — отвечает один из них. Видимо, чтобы доказать достоверность своих слов, он чуть оттягивает голову мужчины и с силой направляет ее в асфальт. Пострадавшего оттаскивают к забору за руки и за ноги, тот лежит, не шевелясь.

Силовики уверяют журналистов, что вызвали «скорую», но в итоге грузят мужчину в подъехавший автобус. Туда же сопровождают группу окольцованных людей.

Протест затухает около пяти вечера, когда в Telegram-канале Штаба Навального просят людей расходиться. Несколько цифр от ОВД-инфо напоследок: 1097 задержанных (по информации на 21:14), как минимум семеро избитых, семь задержанных журналистов. Всех везут в отдаленные отделы полиции: Колпино, Пушкин, Петергоф. В прошлый раз такую стратегию применяли к журналистам, чтобы они не смогли вернуться в эпицентр событий и продолжить работу. Сегодня, видимо, цель в том, чтобы к задержанным не смогли попасть адвокаты.

И суд вершится реактивно — уже к 20.30 известно, что Петербурге судом уже оштрафованы и арестованы два человека. То ли еще будет.

Анжела Новосельцева


Читайте также На фоне протестных акций в Петербурге предложили учредить День силовика

Мосгорсуд начал рассматривать дело депутата, получившего взятку на рекордную для России сумму

Суд «оградил» соратника Навального от интернета и общения