«Папа сказал, твои родители — понаехавшие»

Дети мигрантов нередко становятся в российских школах объектами травли. В том числе — при попустительстве учителей и родственников других учеников.


Учебные заведения с интеграцией детей приезжих часто не справляются. © CC0 Public Domain

В петербургских школах сегодня обучается больше 12 тысяч детей мигрантов — уроженцы Грузии, Армении, Узбекистана, Таджикистана и других стран. Некоторые из них — инофоны и плохо знают язык, однако с ксенофобией со стороны одноклассников и их родителей сталкиваются даже те, у кого с русским все в порядке.

Корреспондент «Росбалта» собрал истории учеников, столкнувшихся со школьным буллингом по национальному признаку (все имена изменены). А юристы, психологи и педагоги объяснили, насколько остро сегодня стоит эта проблема в Северной столице.

«Может, ты сама побила своего ребенка»

Амирану 9 лет, он учится в 3 классе одной из петербургских школ, носит очки, дружит с одноклассниками, не имеет проблем с поведением и хорошо учится. Сразу после новогодних каникул на площадке у школы произошла драка с участием Амирана и мальчишек из параллельного класса. Причина конфликта — обычная пацанская в духе «Что пришел, иди отсюда» — «Никуда я не пойду!», однако в результате Амиран, который к тому же не был зачинщиком инцидента, пролежал больше недели в больнице с острым сотрясением мозга и ушибом брюшной стенки. У мальчика до сих пор периодически идет кровь из носа.

Инцидент запечатлели на видео, и его мать Диляра, пришла на встречу с завучем, классной руководительницей и родителями обидчиков, чтобы разобраться в ситуации. К слову, класс, в котором учатся их дети, называют «мажорным»: почти все родители — обеспеченные люди и скидывают на подарки педагогам приличные суммы.

«Родители мальчиков не спросили, как мой ребенок, не предложили оплатить его лечение, ни помощи, не извинений я не слышала. Сидели с ухмылкой. А потом в разговоре со мной быстро перешли на «ты», начали оскорблять и прошлись по национальному признаку. «Да ты, понаехавшая, откуда взялась? Да может, ты сама побила своего ребенка!», — рассказывает Диляра.

По ее словам, заместитель директора, завуч и классная руководительница молчали и не вмешивались. Диляра же заявила, что дальше будет разговаривать с родителями только через суд.

«Их называют обезьянами, но они вроде не обижаются»

По данным НИУ ВШЭ, в 2019 году в Северной столице работали 385 тысяч иностранцев. Дети многих из них родились уже здесь, кого-то привезли с собой. Комитет по образованию Петербурга сообщает, что сегодня в городе обучаются чуть более 12 тысяч ребят из стран ближнего и дальнего зарубежья. В основном это уроженцы Украины, Белоруссии, Грузии, Молдавии, Армении, Узбекистана и Таджикистана.

Более конкретные цифры приводятся в исследовании ВШЭ пятилетней давности: в Петербурге учится порядка 12,8% иноязычных школьников — 22,3% составляют украинцы, 17,5% — азербайджанцы, 12,3% — армяне. Местных уроженцев или мигрантов второго поколения больше среди украинцев, белорусов и татар, а вот по «полуторному поколению» лидируют таджики и узбеки — 46-49% (это ребята, успевшие поучиться в школе на родине, с частично сложившейся культурной идентичностью).

Некоторые дети знают русский язык и готовы учиться наравне со сверстниками, но у других возникают сложности. И ребенок-иностранец, полноценно не включенный в коллектив, часто становится объектом травли по национальному признаку.

Это снова подтверждается статистикой: каждый второй подросток в России сталкивался с травлей в школе. Школьников чаще всего травят за внешний вид (43,8%) или принадлежность по национальности (33,6%), говорится в исследовании агентства «Михайлов и Партнеры. Аналитика» за 2019 год.

«В классе у нас есть два армянина, казах и таджики. Много в общем „таких“. Но стычек с нашей стороны не было. Ну, есть шутки, типа „обезьянами“ их называют, но они вроде не обижаются, и со всеми дружат, не только друг с другом. В других классах знаю, что русские на нерусских что-то говорили, и они драться потом ходили куда-то в районе», — рассказывает 9-классник одной из петербургских школ Антон.

В 8-м классе другой школы объектом травли ребят стал невысокий казах Жандос.

«Над ним вечно шутят, называют „узкоглазым“. Часто вещи у него отбирают и прячут — например, пенал или рюкзак. Он еще ростом маленький и не может никому ответить. Отшучивается обычно», — делится его одноклассница Алена.

Похожие истории возникают даже в младших классах, где дети обычно не задумываются над национальностью друг друга:

«Мой папа сказал, твои родители — понаехавшие. У тебя правда мама полы моет в нашей школе, а папа — такой грязный, черный, на стройке?» — задала невинный вопрос Рустаму первоклассница Мила — об инциденте рассказала классная руководительница, ставшая свидетельницей беседы.

Все тоньше

Так как школы с интеграцией детей мигрантов часто не справляются, помочь им пытаются социально ориентированные НКО, отвечающие за бытовую и языковую адаптацию мигрантов: Санкт-Петербургское отделение Российского Красного креста и АНО социально-культурных программ и проектов «Дети Петербурга».

«Расизм — актуальная проблема для нашего города, и в школах он часто проявляется гораздо тоньше. Прямых оскорблений может не быть, но бытовая ксенофобия есть, — рассказывает Екатерина Алимова, директор организации „Дети Петербурга“. — Ребята, которые не очень хорошо знают русский язык, сталкиваются с отчуждением со стороны сверстников, и дело может обернуться изоляцией, если ребенок не суперобщительный».

Ксенофобия в скрытой форме проявляется и со стороны школьной администрации. Так, родители-мигранты сталкиваются со множеством бюрократических, юридических и психологических барьеров, когда пытаются отдать детей в школу.

«И здесь сложно оценить, почему на самом деле ребенка не хотят брать, — объясняет Алимова. — Им непросто попасть даже в обычную школу — говорить о гимназиях или лицеях даже не приходится. Иногда в администрации даже советуют отправить ребенка в коррекционную школу, потому что не могут объективно оценить его знания: очевидно, что тест на иностранном для него языке ребенок напишет хуже. Порой вместо того, чтобы посоветовать родителям подготовиться к поступлению и прийти через месяц, в школах задают вопросы типа «И что вам дома не сидится, зачем вообще приезжаете?».

Если же ребенку повезло и его взяли в школу, начинаются придирки со стороны учителей — это и дополнительные требования, которые могут быть обоснованы не объективными факторами, а личным отношением, и оставление на второй год без шанса пересдать «заваленные» предметы.

Повторяя за родителями

Этот, по сути, институциональный расизм, конечно, осложняется тем, что в школу приходят иронично настроенные ребята, родители которых, не стесняясь в выражениях, обсуждают дома «понаехавших гастарбайтеров». Ребенок начинает повторять за взрослыми, не всегда вкладывая в слова истинный смысл, и детей «неславянской» внешности начинают травить.

«Родители — всегда пример для детей, и они должны подумать, стоит ли передавать им такие паттерны в современном мире. Ваши убеждения — ваше дело, но если они социально неприемлемые, лучше воздержаться», — предупреждает педагог Ирина Беляева.

Так, стоит фильтровать формулировки, которые вы используете дома при ребенке. Привычное «понаехали» может превратить его в злобного буллера. Также стоит объяснить сыну или дочери, что им необязательно дружить, но важно уважать другого человека, даже если он в чем-то отличается от тебя или ты с ним не согласен.

«Время меняется, люди из других стран занимают хорошие рабочие места в нашей стране, — подчеркивает психолог, кандидат психологических наук Светлана Смольянинова. — Дети гораздо быстрее сближаются между собой, и часто на свой день рождения ребенок приглашает Аню, Яну, Джамилю. И если вы чувствуете смущение — проблема в вас. Нужно работать в первую очередь над собой, отслеживать свои реакции».

Что делать учителю?

Прежде всего, взять за базовую посылку следующее: вопрос неприятия других национальностей действительно остро стоял на протяжении истории человечества, однако сегодня это прошлый век.

«В современном мире люди смотрят друг на друга, исходя из личных качеств, а не цвета кожи или места рождения. На месте учителя я бы чаще акцентировала на том, что все мы люди, и у нас одинаковые права — на защиту, на уважение. Если в классе начался конфликт — я бы, разбирая его, вообще не обращала внимания на национальный признак, а лишь на то, что один ударил другого. Но если есть подозрение, что причиной стала национальность, я бы поговорила с ребятами об этой проблеме в рамках классного часа», — отметила Ирина Беляева.

По ее словам, в классе, где много ребят различной национальности, стоит чаще говорить о том, как жить в мире, полном разных людей. Но использовать не дидактическую, а игровую стратегию. Что касается интеграции ребят другой национальности в класс, стоит помнить, что в разговорах о культуре всегда есть две грани. С одной стороны, можно лишний раз подчеркнуть инаковость ребенка, что не всегда хорошо. Кроме того, он может быть не готов нести свою культуру в коллектив — например, он родился и вырос в России и даже не знает своего языка. Если же ребенок с радостью делится обычаями, легендами, рассказывает о городах своей родины, можно апеллировать к его опыту, как к чему-то ценному.

«Но я бы строила отношения в классе с точки зрения не разделения, а объединения, ведь задача учителя — в принципе интегрировать всех детей в класс. Можно проводить командные игры на сплочение, делать акцент на личных качествах детей», — посоветовала Беляева.

Светлана Смольянинова соглашается: даже если дети привнесли в класс негативное отношение из семьи к одноклассникам другой национальности, цель педагога — создать доброжелательную атмосферу, которая будет способствовать равноправию.

А что насчет радикальных родителей?

«В пространстве класса есть правило вежливо общаться, не оскорблять друг друга. Унижение другого по национальному признаку — то же самое, что обматерить или назвать придурком. Неприемлемо, — уверена Ирина Беляева. — Нужно аккуратно и вежливо, но твердо напомнить родителям правила среды: мы с уважением относимся друг к другу, несмотря на различные мнения. И если не можем спокойно общаться сейчас, то встретимся завтра».

Если же дело выходит за рамки, как в случае с избитым Амираном и националистически настроенными родителями, стоит писать заявление в полицию — и быстро. Адвокат Ринат Мещеров подчеркивает: унижение гражданина на основе его происхождения, вероисповедания или религии в России недопустимо.

«Взаимоуважение наций, религий, вероисповеданий, рас — это фундаментальные основы нашего государства, и за разжигание розни по этим признакам грозит административная, а потом и уголовная статья», — объясняет он.

Так, публичное возбуждение ненависти и вражды по национальному признаку подпадает под статью 20, ч.3.п.1., и предусматривает штраф от 10 до 20 тысяч рублей, обязательные работы или административный арест на 15 суток. Если правонарушение в течение года происходит повторно, оно становится преступлением и подпадает под статью 282 УК — за обидчику грозит штраф от 300 до 500 тысяч рублей, принудительные работы от года до четырех лет или лишение свободы на 2-5 лет.

«Необходимо написать заявление в полицию, изложить все обстоятельства случившегося, перечислить тех, кто присутствовал. Правоохранительные органы обязаны опросить людей и дать оценку инциденту. Будет проще, если разговор зафиксирован на видео», — отметил Мещеров. Если же полиция бездействует, стоит обратиться в прокуратуру.

Так или иначе, гармонизировать отношения в полиэтнических классах между детьми, родителями и учителями можно двумя путями.

Первый — учитель помогает ребятам-иностранцам интегрироваться, рекомендует им дополнительные языковые курсы, а родители следят за корректностью своих выражений и общаются на эту тему со своими детьми.

Второй путь, явно более масштабный — в целом менять общество широкой просветительской работой, чтобы искоренять системную ксенофобию на корню. Все мы встречали объявления в духе «Квартира сдается только славянам», которые уже никого они не удивляют и не возмущают. Потому что расизм по-прежнему в головах.

Анжела Новосельцева


Читайте также Опрос Viber и Mamba: каждый пятый мужчина учтет стоимость подарка на 23 февраля при подготовке к 8 марта

В Минске задержали администратора трех оппозиционных Telegram-каналов

СМИ: Больше 20 мигрантов на Васильевском острове погрузили в автозак