«Это не увеличение пособия, а подачка»

Законопроект, предусматривающий повышение суммы выплат людям, ухаживающим за инвалидами, на «целых» 3 тысячи рублей, вызывает вопросы.


Как вдвоем можно прожить на один МРОТ, непонятно. © Фото ИА «Росбалт»

Новый законопроект «О ежемесячных выплатах лицам, осуществляющим уход за детьми-инвалидами, инвалидами с детства 1 группы и инвалидами 1 группы» был внесен в Государственную Думу Законодательным собранием Севастополя. Его авторы предлагают повысить выплаты до уровня минимального размера оплаты труда в 2022 году — 13 тыс. рублей.

На сегодняшний день ежемесячная выплата неработающему трудоспособному родителю (усыновителю) или опекуну (попечителю), осуществляющему уход за ребенком-инвалидом или инвалидом с детства 1-й группы, составляет 10 тыс. рублей. Выплата эта была установлена в 2013 году, тогда она была сопоставима с величиной МРОТ. Установленная еще в 2008 году ежемесячная компенсационная выплата неработающему трудоспособному лицу, осуществляющему уход за инвалидом 1 группы, составляет 1200 рублей. Индексация всех этих выплат не предусмотрена.

Законопроект уже успели отклонить по формальному поводу, хотя, вероятно, его инициаторы повторят свою попытку. Но в любом случае эта инициатива уже вызвала резонанс в кругу заинтересованных людей — в том числе петербургских родителей людей с инвалидностью.

Светлана Феофанова, мать взрослой девушки с РАС и психиатрическими проблемами, президент Санкт-Петербургского центра социальной помощи «Белая ворона»:

«Все родители и родственники, которые осуществляют уход за тяжелобольными, радовались, когда несколько лет назад вместо 1200 стали платить по 10 тыс. рублей. Без вопросов, 10 тысяч лучше, чем 1200. А 13 тысяч еще лучше, чем десять. Но только проблема не решена комплексно. Так как я нахожусь в числе мам, которые всю жизнь осуществляли уход, то воспринимаю увеличение пособия как жалкую подачку.

Хорошо вроде бы — будут платить больше денег. Но тогда денег нужно платить столько, чтобы лицо осуществляющее уход за инвалидом 1-й группы, могло на эту сумму обеспечить уход своему инвалиду в домашних условиях: например, чтобы можно было нанять сиделку или няню на такой период времени, какой нужен. Либо сиделка или другой специалист должны предоставляться государством.

Важно также, чтобы те ЛОУ, кому это интересно, могли бы пойти и восстановить свою профессиональную квалификацию или получить новую профессию, могли бы заняться своим здоровьем. И чтобы у людей была возможность не отдать родственника в ПНИ, а обеспечить ему дома достойный уход и при этом самому остаться нормальным человеком.

Например, я, если бы была возможность выбирать, получать пособие по уходу за своей дочерью, инвалидом 1-й группы, или организовать ей достойный уход в домашних условиях, пригласить сиделку и других специалистов, выбрала бы второе. Поэтому я не радуюсь этой прибавке. Нужны изменения системы долговременного ухода в России».

Татьяна Маслова, мать взрослого мужчины с тяжелыми множественными нарушениями:

«Наши законопроекты всегда выхватывают часть лиц, осуществляющих уход — в данном случае это работоспособные лица. А пенсионеры, как я, за уход не получают вообще ничего. Моему сыну 33 года, он инвалид 1-й группы, нуждающийся в постоянном сопровождении. Мне 68 лет, не работаю с рождения Игната, ухаживаю за ним 24/7, пенсия минимальная. Причем уходя на пенсию, родитель инвалида теряет пособие, но уход за человеком ведь не прекращается.

Другие пенсионеры могут ведь еще и работать, а мы продолжаем трудиться, не имея даже этой прибавки. Если не ошибаюсь, в апреле 2018 года президент обещал разобраться с этой ситуацией. И вот новый «кастрированный» законопроект, а пенсионеров в нем нет. Если он пройдет, то самые старенькие, перенесшие все и не отдавшие своих детей в интернаты родители так и останутся без доплат».

Дарья Павленко, мать ребенка с расстройством аутистического спектра:

«И 10, и 13 тысяч — это мало. Наверное, было бы уже хорошо, если бы сделали выплату в два МРОТ каждому лицу, осуществляющему уход за инвалидом. Это не было бы много, не было бы даже достаточно, но с такой суммой можно было бы как-то сводить концы с концами. Нынешний МРОТ — 13 тыс. рублей. Как даже один человек может на эти деньги выживать? Вот они думают поднять размер пособия на 3 тысячи. Но с января настолько выросли цены даже на продукты, что эти 3 тысячи будут незаметны.

Второй момент: хорошо, что в законопроекте упомянуты лица, ухаживающие за инвалидами старше 18 лет, но плохо, что обратили внимание только на инвалидов 1-й группы. Ведь есть инвалиды 2-й и 3-й групп, которым также необходим постоянный уход. К тому же, иногда МСЭ дает не ту группу, и родителям нужно много сил, для того, чтобы добиться переосвидетельствования человека с инвалидностью. 18-летней дочери моей знакомой, имеющей ментальные нарушения, в районном МСЭ дали 3 группу, а когда мама подала запрос в центральное бюро МСЭ, там встал выбор между 1 и 2 группами, в итоге дали 2-ю».

Маргарита Урманчеева, мать взрослого человека с РАС, президент Санкт-Петербургской ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ»:

«Я знаю авторов законопроекта и очень хорошо их понимаю. Очень многие регионы решают проблему на уровне региональных выплат, мер соцподдержки. Авторы этого документа предлагают распространить такую норму на федеральном уровне, чтобы все могли ею пользоваться. Другое дело, что мне не нравится подход, в котором ухаживающих лиц делят на категории и они должны соответствовать определенным критериям. Потому что в этом случае люди, которые не работают, родители-пенсионеры, опять не попадают в категорию получателей выплат. У нас же матери-пенсионеры, кроме 1200 рублей, ничего не получают. Это ужасная несправедливость. У них тяжелые дети, а от того, что мама находится на пенсии, ее доход в лучшую сторону не меняется.

В Санкт-Петербурге есть своя история решения этого вопроса, которая, на мой взгляд, является справедливой. В нашем социальном кодексе получателями выплат являются сами дети-инвалиды или инвалиды с детства 1 группы, и неважно, кто за ними ухаживает. И с этого года инвалиды с детства 2-й группы, даже не одиноко проживающие, но у которых родители на пенсии, имеют право на такую выплату. Она составляет 16 тыс. рублей. Правда, начисляется она только по заявке человека с инвалидностью или его законного представителя. Если обращения с такой заявкой в соответствующие органы не было, выплату инвалиду не начисляют, и о том, что она положена, как правило, не информируют.

То есть выплата должна быть дана человеку с инвалидностью, а не зависеть от ухаживающего лица — инвалид он, пенсионер, работающий или нет. Я не знаю, насколько возможно и оправдано внедрение такого механизма на федеральном уровне, поскольку подобные меры социальной поддержки, как правило, относятся к региональной ответственности. Но есть и дотационные регионы, которые не могут себе этого позволить, значит, какие-то выплаты все равно могут идти из федерального бюджета».

Игорь Лунев

«Росбалт» представляет проект «Все включены!», призванный показать, что инвалидность — это проблема, которая касается каждого из нас. И нравственное состояние общества определяется тем, как оно относится к людям с особенностями в развитии.


Читайте также Стрелков: Путин готовится объявить о «скорой победе»

Меркель защищает Украину лишь на словах

Юрист Анна Удьярова: Упрощение процедуры получения инвалидности не связано напрямую с увеличением гарантий пациентов