«Главный летчик у нас — Вольфганг Амадей Моцарт»

Не нужно бояться экспериментов и необычных сочетаний в музыке, уверен контрабасист, композитор и импровизатор Владимир Волков.


Основаная идея фестиваля — многожанровость. © Фото Светланы Пажильцевой

В концертном зале Яани Кирик 12, 14 и 15 июня пройдет уникальный VOLKOV ManiFEST — фестиваль, объединяющий творческие грани от музыки XVI века до неоакадемизма. О том, почему не нужно опасаться ступать на разные музыкальные территории, в интервью корреспонденту «Росбалта» рассказал контрабасист, композитор, импровизатор и организатор фестиваля Владимир Волков.

— Фестиваль переносили, изначально он должен был пройти в январе… Он теперь всегда будет летом, или только в этот раз?

— Пока не понимаю, посмотрим, как пройдет сейчас, может быть, лето окажется подходящим вариантом. Но этой зимой, учитывая ограничения, невозможно было проводить концерты.

— А чем обусловлен выбор новой локации, Яани Кирик? Судя по насыщенности программы, билетов на фестиваль, наверное, осталось совсем мало. Все ли желающие поместятся? Не лучше ли было бы провести фестиваль где-то в парке, особенно учитывая ситуацию с коронавирусом?

— Зал довольно большой, около четырехсот мест. Кроме того, в Яани Кирик соблюдают все правила рассадки и другие необходимые меры.

— После того, как я ознакомилась с программой, у меня возник вопрос — кто ваш слушатель? Фестиваль настолько разнообразный, там столько элементов, которые обычно вместе не встречаются, участвуют разные музыканты… Непонятно — сначала придут люди, которые любят именно джаз, далее — поклонники фолка, в третий день — какие-то совершенно космические существа, готовые понять его программу… Или есть какие-то люди, способные воспринять все три дня фестиваля целиком?

— Да, есть такие люди, и они ходят, по возможности, на все концерты. Это все началось еще с «Эрарты», и уже тогда появились желающие послушать все, что мы играем и о чем рассказываем.

© Фото Светланы Пажильцевой

— В составе одного фестиваля и музыка разных немецких композиторов, и Виталия Погосяна — тоже необычно.

— Да, но речь идет о разных днях. К тому же Погосян играет и классику, и с органистами у него есть программа, мне кажется, это уже не должно пугать.

— То есть дело не в конкретных музыкантах, а в том, что вы ими, как красками, рисуете в зависимости от того, что вам хотелось бы показать в конкретном случае?

— Можно и так сказать, конечно. Мы, скорее, идем от идеи программы.

— Первый день понятен. Зрители, наверное, услышат джаз в обычном понимании…

© Фото Марианны Сладковой

— У нас странный опыт, мы приглашаем гитариста, который очень известен в кругах популярной музыки — он играет с известными певицами. И вдруг ему понравилось исполнять с нами странную музыку, и он будет делать не совсем то, что обычно. В этом смысле — интересный опыт для нас, и для меня.

— Может быть, к этому идет музыка в принципе, когда мультиинструменталисты из одних жанров внезапно объединяются с очень популярными исполнителями и вместе создают что-то? В разных жанрах и странах к чему-то одному идут разные музыканты?

— Мы идем, но разными дорогами.

— Но чтобы понять, что хотите сказать именно вы, нужно на концерт прийти…

— Определенно.

— Очень насыщенная и разнообразная программа на этот раз — это такая компенсация за пропущенный год, когда концертов почти не было, все было ограничено, а сейчас наконец можно «выстрелить» всем, что хотелось?

— В программе нет чего-то особенного, она довольно-таки предсказуемая и могла бы быть такой и год назад. Просто есть ведь течение времени и событий, общение, и это все складывается в такой репертуар.

© Фото Марианны Сладковой

— Значит, это так кажется от долгого перерыва из-за эпидемиологических ограничений. Интересная подборка ждет в третий день фестиваля — «Концерт в трех движениях». 15 июня мы услышим дуэт для двух скрипок Шнитке, увидим фильм и перформанс, прозвучит много музыки немецких композиторов. Откуда такая удивительная подборка — это тоже случай?

— Фильм мне очень хотелось показать. Он представляет собой «второе движение» концерта, которое связано с ветром. Это очень понравилось Антону Адасинскому, который тоже будет принимать здесь участие как перформер.

Первая часть концерта называется «Летать разрешено» — в переводе с немецкого. Это — история летаний… Наверное, это все и объединяет. Самый главный летчик у нас — Вольфганг Амадей Моцарт, в конце прозвучит его торжественная ре-мажорная серенада.

А «Три движения» — так называется симфония Стравинского. Она известна как «Симфония в трех движениях», но это неправильный перевод советского музыковедения. Но он нам понравился, мы решили, что это дает нам новый поворот…

— То есть это такой всеобъемлющий синтез, который объяснить словами невозможно, и надо все видеть и слышать.

— Скорее всего, да.

— Учитывая, что «Росбалт» — не музыкальное издание, это труднее объяснить нашей аудитории.

— У нас многожанровая история. В этом, наверное, одна из идей фестиваля. Каждый может найти для себя то, то ему близко. И дети тоже ходят на наш на фестиваль, им все нравится — там нет каких-то особенных ограничений. Не нужно бояться!

Беседовала Александра Афонина