«Кто-то не так виляет хвостом? Заберут!»: иноагентом сможет стать каждый

Оснований для признания врагами государства станет больше, если власти согласятся с очередной придумкой ФСБ.


«На каждого найдется дубинка в шкафу». © СС0 Public Domain

Получить от властей статус иностранного агента станет проще. Достаточно рассказать в соцсетях о дедовщине в армии, порассуждать в разговоре с журналистами о прогнозах по военной обстановке или опубликовать в личном блоге затраты на космическую отрасль.

Именно такие и еще несколько десятков «запретных к сбору» сведений упоминает проект приказа ФСБ, опубликованный на федеральном портале нормативно-правовых актов. Подобная информация не относится к гостайне и, более того, зачастую содержится в открытых источниках. Но, по мнению ведомства, ее использование зарубежными правительствами, организациями и иностранцами может нанести вред безопасности России.

Зачем ФСБ придумала новые ограничения? Правда ли, что РФ пытается, как это декларируется, защитить национальные интересы? Кто и в каком случае попадет под государственную машину?

Анастасия Буракова, юрист, правозащитница:

«В конце 2020 года законодательство об иностранных агентах заметно дополнили. Под действие норм стали подпадать физические лица. И одна из опций — сбор сведений, которые при передаче иностранцам могут принести угрозу безопасности РФ. Перечень таких сведений должны были утвердить в ФСБ, что мы сегодня и видим в проекте приказа. Основания очень широкие. Многое из перечисленного в документе находится в открытом доступе: в официальных документах, на сайтах ведомств, в пресс-релизах.

Как мы видим по последним законам, в России сформировалось произвольное правоприменение. Теперь, если журналист пишет о дедовщине в армии, это может квалифицироваться как опубликование сведений о «морально-психологическом климате» в коллективах Вооруженных сил. Значит, сотрудника СМИ могут признать лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Обратите внимание — достаточно просто собирать сведения. Факт их передачи за рубеж не нужно устанавливать. Необходимо возникновение ситуации, которая «угрожает безопасности РФ». А с учетом того, насколько широко составлен список оснований, любой человек, которые собирает сведения и публикует их в соцсетях или СМИ, может быть признан иноагентом. Надо следить, как на практике все это будет реализовано».

Елена Лукьянова, доктор юридических наук, специалист по конституционному праву:

«Формулировки настолько широкие, что любой человек может стать иностранным агентом. Это вообще обо всем! Взять можно будет абсолютно любого, и нас ждет произвольное правоприменение. Кто-то не так виляет хвостом? Заберут! И механизм пригоден не только для точечных репрессий, но и для массовых.

Я не вижу никакой логики в этом документе с точки зрения защиты национальных интересов — хотя бы потому, что они нигде не сформулированы. Наверное, они состоят в том, чтобы развивать экономику, обеспечивать права и свободы? Но фактически мы видим попытку власти отгородиться от собственных граждан».

Павел Фельгенгауэр, военный обозреватель:

«Проект приказа ФСБ направлен не столько на защиту интересов России, сколько против внутренних врагов. Записали туда все, что можно. Формулировки обтекаемые, доказывать ничего не надо. Все обескуражены и задают вопросы: «А что делать-то теперь?» Каждый может стать иностранным агентом

Но выход есть — русская традиция. Еще Салтыков писал, что строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. Так было тогда, так есть и сегодня. Все запрещено, но посадят тех, кого захотят. На каждого найдется дубинка в шкафу.

Мне все это напоминает сталинское время, я вижу параллели. Недаром Шойгу ввел парадную форму, которая абсолютно похожа на сталинскую. Такие, знаете, стоячие воротнички. Потому что мы наследники Великой Победы! А заодно сталинизма».

Максим Оленичев, судебный юрист:

«Этот перечень включает, по логике государства, ту информацию, за сбор и распространение которой не стоит привлекать к уголовной ответственности, но все равно ее нужно держать в тайне. Например, под запрет попадают исследование состояния законности в вооруженных силах (привет, дедовщина) или контактные телефоны воинских частей, отсутствующие в открытых источниках. Государство пытается засекретить огромный массив информации, которая не может являться государственной тайной, пытается добиться прекращения сбора таких сведений, а значит, прекращения публичной дискуссии по многим вопросам. Это, безусловно, существенно ограничивает как участие граждан в управлении делами государства, что гарантировано Конституцией РФ, так и свободу выражения мнений.

Я думаю, что этот закон будет применяться произвольно, как и другие законы об иностранных агентах в России. По сути он направлен на то, чтобы в нужный момент ограничить гражданскую или профессиональную активность, например, журналистов, и возложить на них обязанности (необходимость создания отдельного юридического лица, предоставление раз в полгода подробной отчетности в Минюст России, маркировать все свои сообщения), за нарушение которых государство будет привлекать таких лиц сначала к административной, а затем и к уголовной ответственности».

Никита Строгов


Читайте также Аббас Галлямов. Из инструмента самообороны репрессии превращаются в чистый беспредел

Рабочих «Газпрома» отправили в колонию за бунт из-за задержки выплат

Советник президента США Салливан провел встречу с Тихановской