«Сначала пропадут пчелы, а затем наступит конец света»?

Настоящий материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен иностранным агентом АО «РС-Балт» либо касается деятельности иностранного агента АО «РС-Балт». 18+

Человечество останется без многих злаков, фруктов и овощей при нынешних стремительных темпах сокращения популяции насекомых.


От опыления зависят три четверти урожайности зерновых культур во всем мире. © CC0
От опыления зависят три четверти урожайности зерновых культур во всем мире.

В январе 2022 года власти двух английских городов обязали строителей использовать кирпичи с отверстиями, где могли бы селиться пчелы. Так чиновники пытаются спасти стремительно исчезающую популяцию. Проблема в том, что люди рискуют остаться не только без меда, но также многих фруктов, овощей, орехов, зерновых. И виноват в этом сам человек — любитель пестицидов. Тревогу уже бьют в России, Европе и Северной Америке.

Сезонный геноцид

Каждый год россияне жалуются на массовую гибель пчел. Информационный шум был на пике в2019 году, когда, по данным Российского национального союза пчеловодов, умерли 5-30% особей в 30 регионах. Однако проблема с тех пор не исчезла, считает Елена Мочулова из Ленинградской области, для которой разведение ульев и торговля медом стали делом жизни.

«В этом году, по-моему, история повторится, только все не так активно освещается в СМИ», — возмутилась пчеловод.

Девушка призналась, что разводить насекомых стало сложнее. На рынок вышли недобросовестные конкуренты, предлагающие потребителям мед-фальсификат, тогда как поддержки со стороны государства нет, а пчелы гибнут.

«Нам некуда сунуться, даже на ярмарки не идем. Еще десять лет назад за место требовали 50 тысяч рублей. Представьте расценки сейчас. Наш мед не может составить конкуренцию фальсификату с клубничным, апельсиновым вкусом и прочими „привлекательными“ добавками. При этом фермеры массово используют пестициды, не предупреждая об этом пчеловодов. Пасеки вымирают. Нет элементарного взаимодействия, закон никто не соблюдает, — отметила Мочулова. — А ведь пчелы опыляют большинство культур: и сельскохозяйственных, и диких. Популяция сокращается. Представьте последствия! Сначала пропадут пчелы, затем — многие растения, а после и животные».

Жужжащие цифры

Проблему замечают не только пасечники на местах. О вымирании пчел предупреждают сразу несколько крупных международных структур, одна из которых — Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО). Из ее отчетов следует, что бедствие терпят как европейские, так и североамериканские страны. Так, в 1940-е годы в США насчитывалось около 5,7 млн пчелиных семей, а в 2015 году — на 3 млн меньше. В среднем в каждый сезон умирает треть особей.

Россия не выбивается из общего тренда. По итогам Всероссийской сельскохозяйственной переписи в 2006 году выяснилось, что в стране находится около 189 тыс. семей медоносных пчел. Спустя десять лет популяция сократилась до 104,1 тыс. Таким образом, потери составили около 45%.

«Тревоги обоснованы, и дело далеко не в меде, — рассказал профессор кафедры защиты леса, древесиноведения и охотоведения Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета имени Кирова Дмитрий Мусолин. — Пчелы опыляют огромное количество растений, без которых сельское хозяйство окажется в очень-очень трудном положении. Может, другие насекомые-опылители и займут нишу, но это тоже большой вопрос. Потому что в целом насекомых становится меньше. Разрушаются места обитания. К тому же мы знаем огромное количество сельскохозяйственных растений, как культурных, так и диких, которые опыляются исключительно пчелами».

По данным ФАО, под угрозу исчезновения попали 16,5% позвоночных и 40% беспозвоночных опылителей — именно они «обрабатывают» 90% всех диких цветковых растений. Так или иначе от опыления зависят три четверти урожайности зерновых культур во всем мире. Человечество рискует остаться также без яблок, тыкв и многих других плодов

В кольце врагов

Ученые называют сразу несколько причин вымирания пчел. Среди таковых — изменение климата, загрязнение воздуха, воды, почвы, новые формы ведения сельского и лесного хозяйства, засилье химических препаратов, растущая урбанизация и циркулирующий вирус насекомых, следует из отчета Межправительственной научно-политической платформы по биоразнообразию и экосистемным услугам за 2019 год.

«Я бы выделил две, по моему мнению, наиболее важные причины. Во-первых, массовое использование пестицидов, часто неконтролируемое и не по протоколу. Применяются в разы более высокие концентрации, чем положено, при этом пчеловодов никто не предупреждает, чтобы те вовремя вывезли ульи в безопасное место. Во-вторых, распространившиеся клещи Varroa, которые переносят вирус и убивают целые пчелиные семьи, а не отдельные особи», — рассказал доктор биологических наук Дмитрий Мусолин.

Пока что ученые на местах бьются над вопросом, как миновать угрозу клещей. Выяснилось, что некоторые эндемичные виды пчел обладают иммунитетом к инфекции. В США и нескольких европейских странах запущены программы селекции, которые позволят будущим поколениям особей получить резистентность к смертельной болезни. С другим же врагом, человеком, предстоит более напряженное противостояние.

Синдром отмены

Пестициды двояко бьют по насекомым. С одной стороны, пчелы и другие виды умирают из-за токсичности препаратов. С другой, подобные удобрения перестроили всю модель земледелия: ставка на монокультуры нанесла урон по видовому разнообразию, следует из доклада ФАО. Чем меньше отличающихся растений вокруг, тем хуже условия для насекомых и животных — нет ни дома, ни питания. Отсюда и сокращение популяций.

В ответ на угрозу в Европе развернулась общественная кампания «Спасем пчел и фермеров!». Жители потребовали от властей ЕС сократить использование синтетических пестицидов к 2030 году на 80%, а спустя еще пять лет — на 100%. Ученые, фермеры и другие граждане, подданные европейских стран распространяют листовки и выступают с публичными лекциями. Подписи поставили почти 1,2 млн человек.

Власти на местах пока действуют менее радикально. Так, в английских городах Хоув и Брайтон приняли закон, по которому новые здания выше пяти метров должны строить из кирпичей с отверстиями, которые привлекут одиночных пчел для гнездования. Биолог Дмитрий Мусолин считает, что практику стоит взять на вооружение.

«Синдром гибели пчелиных семей — явление, которое касается общественных пчел. Никакие кирпичи не помогут, они там не селятся. А вот для одиночных особей инициатива пригодна. Также можно ставить „гостиницы для насекомых“ (сооружения-домики для гнездования — „Росбалт“) в парках и дворах. Так мы привлечем в города разных насекомых, прежде всего опылителей и насекомых-паразитов, которые контролируют популяцию вредителей. В конечном итоге растения будут чувствовать себя лучше, флора и фауна станут более разнообразными», — уверен доктор наук.

На местах же сохраняются панические настроения. Чем обернется предстоящий год для пчел, остается только догадываться. Российские власти ведут себя, прямо скажем, сдержанно и наказывают за пестициды скорее заграничных поставщиков, например, турецких — в разгар очередных политических разногласий. По данным же ученых, насекомые исчезнут до конца века, если темпы вымирания не сократятся.

«Ванга предсказывала, что сначала пропадут пчелы, а затем наступит конец света. Я склонна этому верить», — резюмировала пасечник Елена Мочулова.

Никита Строгов


Читайте также В Новосибирской области из-за пестицидов гибнут пчелы

Conversation: Ученые из Австралии научили пчел различать четные и нечетные числа

«Н-вести»: В петербургских магазинах обнаружены поддельное сгущенное молоко и сыры