Власть не понимает, чем недовольны несогласные

Два дня подряд власть разгоняла митинги оппозиции. В сознании гражданского общества все явственнее брезжит «призрак оранжизма». Однако попытки высказать свой протест наталкиваются на искреннее недоумение правящей элиты.

Два дня подряд правоохранительные органы с возрастающей энергией разгоняли митинги оппозиции в Москве и некоторых других российских городах. В сознании гражданского общества все явственнее брезжит «призрак оранжизма». Однако попытки высказать свой протест наталкиваются на искреннее недоумение правящей элиты.

На следующий день после митинга «против нечестных выборов» на Чистых прудах в Москве, несистемная оппозиция вновь собралась на Триумфальной площади. Проведение акции было жестко пресечено силовыми структурами, а за различные правонарушения было задержано более 600 человек. Большинство арестованных до сих пор содержатся в изоляторе, ожидая судебных слушаний, а некоторые уже приговорены к 15 суткам административного ареста.

Выступления в Москве были настолько массовыми, что не заметить их было нельзя. Однако центральные телеканалы и другие подконтрольные власти СМИ сделали вид, что ничего не произошло. Зато в «самой главной» еще с советских времен новостной программе «Время» был показан сюжет о том, как молодые сторонники партии власти митинговали у стен Кремля в ее поддержку, размахивали флагами, били в барабаны и старательно делали вид, что поют российский гимн.

Но даже самый громкий барабанный бой не может заглушить протестные настроения. Как стало известно, оппозиция не намерена складывать руки - 10 декабря те, кто не верит в четность прошедших парламентских выборов, вновь собираются провести акцию в центре Москвы, на этот раз на площади Революции. В «Фейсбуке» о своем намерении придти туда заявили уже более 13 тыс. человек.

В сознании гражданского общества возник явственный «призрак оранжизма». Возникает вопрос – готова ли власть ответить на этот вызов, или будет старательно делать вид, что ничего не происходит? А если будет отвечать, то как? Первым сигналом о начавшемся движении в сторону того, чтобы «повернуться лицом к народу», стали слова Дмитрия Медведева о возможном возврате в избирательные бюллетени графы «против» всех», чтобы недовольным было, куда излить свою желчь. «Архитектор» нынешнего политического режима – первый замглавы Администрации президента Владислав Сурков и вовсе заговорил о необходимости создать партию для «раздраженных городских сообществ».

Между тем, опрошенные «Росбалтом» эксперты единодушно утверждают, что никакие революционные сценарии в России сейчас осуществиться не могут.

Как отметил, в частности, независимый политолог Дмитрий Орешкин, «сценарии различных «цветных революций», «майданов» и прочих «площадей» в России сейчас осуществиться не могут, если власть не сделает слишком грубых очевидных и примитивных ошибок». То есть, «если власть не начнет вести себя избыточно истерично, например, активно «прессуя» демонстрантов и преследуя активистов». Однако, по мнению эксперта, скорее всего, власть будет действовать жестко, «потому что она сама себя запугала сценарием «оранжевой революции» и видит во всех оппозиционных выступлениях попытку свалить ее по «оранжевому» сценарию.

«У власти на этот счет заранее разработаны жесткие меры сопротивления. И процесс оппозиционных выступлений будет продавлен, как это и происходит сейчас», - считает эксперт.

Вместе с тем, Дмитрий Орешкин придерживается того мнения, что для накала протестных революционных страстей «в российском обществе нет пассионарной основы». «Нет такого количества людей, которое готово выходить на улицы. Молодежь оскорблена, но, скорее всего, у нее нет потенциала для того, чтобы сутками и неделями блокировать жизнь в крупных городах, в той же Москве. Скорее всего, молодежь найдет какую-то иную форму социального протеста», - считает собеседник «Росбалта».

Здесь стоит отметить, что удобной формой социального протеста является выражение своего негодования в интернете. Однако попытки общества хоть как-то корректировать власть своими высказываниями, не говоря уже о протестном голосовании, вызывают искреннее недоумение у правящей элиты, которая не может понять, что это происходит, и почему народ, прежде всегда традиционно безмолвствовавший, теперь «возникает»? Характерный пример – в ответ на многочисленные видеоролики, размещенные в сети, где зафиксированы нарушения в ходе голосования, президент Медведев дал понять, что посмотреть то он их посмотрел, но только вот нарушений никаких не разглядел даже в упор. «Для интереса посмотрел пять штук, - абсолютно непонятно, чего происходит, но при этом все сопровождается какими-то воплями и недвусмысленными намеками», -  цитирует главу государства «Интерфакс».

Неожиданно массовые  акции протеста эксперты склонны объяснять очередным увлечением молодежи.

«У активной, достаточно динамичной, образованной части общества, еще недавно придерживавшейся конформистских взглядов, стало модным высказывать протестные настроения. Причем, люди не только обсуждают волнующие их политические вопросы в интернете или друг с другом, но и выходят на акции протеста. Активный слой общества выражает власти свое  недоверие, причем, разными способами», - сказал «Росбалту» заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Вместе с тем, по его мнению, «если власть хочет заняться модернизацией всерьез, то без этого слоя не обойтись, но с ними нужно серьезно работать». «Для снижения недовольства, - пояснил эксперт, - необходимо перестать разгонять уличные акции, чтобы лишний раз не раздражать людей, перестать выводить на площади «молодых сторонников с барабанами», которые не могут внятно объяснить свою политическую позицию». «Нужно вовлекать оппозицию в легальную, нормальную партийную деятельность, и нормальный диалог», - заключил собеседник «Росбалта».

Между тем, по мнению Дмитрия Орешкина, «власть оказалась сейчас на развилке: одна дорога – привычные силовые методы: толпу рассеять, лидеров изолировать, локализовать информационные источники и ждать, пока все утихнет. Второй путь – договариваться с так называемым гражданским обществом». «Но диалога не будет, поскольку не создано организованного гражданского общества, не с кем общаться. Скорее всего, - продолжил собеседник «Росбалта, - власти предержащие пойдут по первому пути. Результат – нарастающее отчуждение между обществом и государством».

Пропасть отчуждения углубляется тем, что за последние годы в обществе все-таки произошли некие социокульутрные изменения. Люди стали ощущать себя не подданными власти, но гражданами - налогоплательщиками. Госаппарат же по-прежнему считает, что живет с доходов от «нефтяной трубы», хотя именно налоги определяют доходную часть государственного бюджета, с которого кормится госаппарат. Поскольку процесс изменения отношений между российской властью и российскими же гражданами уже не обратим, перед властью возникает дилемма – или идти по пути репрессий, или как-то договариваться.

Андрей Лемке