Правительство объединит несогласных

Единороссы утверждают, что у оппозиции нет ни четкой альтернативной программы развития страны, ни опыта административного руководства. Мол, ее приход власти посеет хаос в государстве. Между тем, есть достаточно простой и креативный способ опровергнуть это мнение.

В преддверии очередного большого митинга оппозиции в Москве 12 июня наблюдается заметная разобщенность в стане протестного движения. Очевидно, что некоторые лидеры оппозиции, в частности Сергей Удальцов и Алексей Навальный, делают ставку на жесткое уличное противостояние с властью и полицией, что подразумевает революционный сценарий дальнейших протестных действий. Другие оппозиционеры, например Борис Акунин, Ксения Собчак и Андрей Илларионов, выступают за мирный характер гражданского протеста и постоянное «мягкое» давление на власть.

Между тем, их идеологические противники единороссы утверждают, что протест идет на спад, ссылаясь при этом на данные ВЦИОМ (что довольно смешно), и происходит это, по их словам, потому что у оппозиции нет ни четкой разумной альтернативной программы развития страны, ни опыта административного руководства. Говорится, что, случись революция и приди к власти Удальцов и Навальный, при них продолжится то же самое воровство и жульничество, потому что так исторически устроены российское общество и административная система. Поэтому, мол, народ в массе своей и не идет за оппозицией, поскольку опасается, что в случае ее победы и прихода к власти будет только хуже.

Определенная логика в словах единороссов есть, потому что российская гражданская оппозиция разнолика. У коммунистов и левых радикалов своя программа, у националистов – своя, у либералов – своя. И часто они основываются на прямо противоположных политических принципах. Поэтому совершенно непонятно, как такие разные идеологически люди сработаются во власти, не получится ли такого политического Тянитолкая, который посеет хаос в системе управления государством. Да и подозрения единороссов о том, что оппозиционеры во власти присосутся к государственному финансовому корыту и точно так же будут щедрой рукой раздавать богатства страны родственникам и друзьям, как и их предшественники, не лишены оснований. Как мы помним, на смену возмущавшей народ семибанкирщине в начале 2000-х годов пришли патриотически настроенные миллионеры, которые спустя годы стали миллиардерами, а население в целом заметно не обогатилось. Естественно, что-то подобное может случиться и с приходом к власти нынешней оппозиции.

Возникает вопрос: как оппозиции снять такие подозрения и доказать широким слоям населения, что после ее прихода к власти управление государством не будет парализовано, а коррупция не затянет в свои сети новых высокопоставленных чиновников? Такой механизм есть, можно назвать его «гражданское правительство».

На самом деле, какие-то элементы этого механизма уже работают – несколько интернет-проектов Навального по борьбе с коррупцией, различные благотворительные сайты, группы защитников природы, архитектуры, ущемленных в правах сограждан, организации по реабилитации наркоманов и бывших заключенных, правозащитники, профессиональные организации адвокатов, специализирующиеся на поддержке несправедливо осужденных, и т.п. Руководят ими интересные люди, которым многие доверяют, как себе. Фактически, эти проекты являются в своих областях народной альтернативой органам власти и госпрограммам. Существуют они, как правило, на пожертвования населения или бизнеса.

Собственно, это элементы самоорганизации того самого гражданского общества, представители которого выходили на Болотную площадь и Проспект Сахарова. Однако они разрозненны, замкнуты на интересы определенных групп населения, а другим об их деятельности и успехах часто ничего не известно. Тем более, мало о них знают те категории граждан, которые пока не охвачены Интернетом и черпают информацию о жизни в стране исключительно из выпусков причесанных теленовостей. Достучаться до этих граждан – уже полдела на пути к победе оппозиции.

Итак, что же такое гражданское правительство? Идея достаточно проста и несложно реализуема. Главная задача – дать возможность новым лидерам продемонстрировать степень своей компетентности, честности и эффективности, а также соответственно – готовности заместить аналогичную должность в настоящем правительстве. Для этого участникам протестных акций и просто недовольным действиями властей гражданам по всей России предлагается выбрать себе и финансировать свое правительство. Голосование за тех или иных кандидатов на должности министров в таком кабинете проводится на специальном сайте альтернативного правительства в Интернете после регистрации на нем участника проекта и перевода им на расчетный счет в банке определенной суммы, скажем, 3% от ежемесячной заработной платы. Эти деньги будут своего рода налогом, выплачиваемым участниками проекта ежемесячно. Налоги собираются в правительственную казну и расходуются министрами на различные полезные начинания по профилю своей деятельности.

Скажем, министр здравоохранения тратит свою часть бюджета правительства на проведение дорогостоящих операций детям или создание хосписов и иных учреждений, дефицит которых наблюдается в государстве. Это может быть и проведение массовой прививочной кампании, и применение в российских медучреждениях каких-то революционных западных подходов и технологий.

Аналогично министр образования, например, тратит деньги на издание и бесплатное распространение учебной литературы, качественной, но не попавшей по тем или иным причинам в список обязательной для госшкол. Например, по обществознанию, истории, истории религий и другим гуманитарным дисциплинам, в которых допускается толкование тех или иных событий. Министр труда и социальной защиты расходует свою часть бюджета, к примеру, на адвокатскую защиту несправедливо уволенных граждан (поскольку официальные профсоюзы практически эту функцию не выполняют). Министр внутренних дел координирует общественную работу по борьбе с коррупцией, собирает улики и свидетельские показания против высокопоставленных казнокрадов, проводит независимые расследования по общественно значимым происшествиям (гибель людей в ДТП по вине вип-чиновников, фабрикация органами административных и уголовных дел против инакомыслящих, знаковые заказные убийства и тому подобное). Министр экономики заказывает и финансирует исследования авторитетных научных центров о влиянии мировых процессов на экономику России, о проблемах и кризисах, с которыми она в обозримой перспективе может столкнуться. Предупреждает население о возможных трудностях и предлагает пути минимизации потерь от них для семейных бюджетов.

Этот список можно продолжать, потому что альтернативному правительству всегда найдется работа там, где ошибается или ничего не делает реальный кабинет министров. При этом данные о доходах и расходах альтернативного бюджета регулярно публикуются на сайте гражданского правительства, там же проводится голосование участников проекта по тем или иным крупным тратам, предлагаемым министрами, - своего рода референдумы. А глава правительства на регулярной основе выступает с отчетом о проделанной работе и перспективных планах. Периодически можно проводить референдумы о доверии правительству или отдельным его членам. Правительство должно регулярно ротироваться, чтобы дать возможность поработать с «живыми» деньгами и проектами максимальному числу новых лидеров и по результатам их труда определить, кто из них более заслуживает заместить должность министра или главы кабинета в реальном Белом доме.

Понятно, что власть не будет сидеть сложа руки и спокойно наблюдать за становлением альтернативного правительства – своего потенциального «могильщика». Очевидно, что такие проверенные формы давления как выемка документов, опечатывание компьютеров и арест счетов – малая толика того, с чем придется столкнуться гражданскому правительству. Однако всегда можно найти какие-нибудь хитрые пути обыграть власть с ее кондовыми тяжеловесными приемами и вечным отставанием на шаг от продвинутых креативных новых лидеров. Вроде «итальянской забастовки», придуманной эсерами в Госдуме для блокирования принятия закона о штрафах для митингующих. Например, можно зарегистрировать проект альтернативного правительства как новую политическую партию, а выплачиванию его участниками налогов придать юридическую форму партийных взносов. Соответственно и их расходование получит легитимную основу. Партия способна будет участвовать в местных и региональных выборах, а позднее и в федеральных. Такой партии будет с чем идти на выборы и что предъявить избирателю в виде уже реализованных проектов добрых дел.

Другой вариант – разместить альтернативное правительство «под крылом» одной из оппозиционных парламентских партий – КПРФ или «Справедливой России». В такой ситуации власти будет еще труднее «кошмарить» гражданских министров и срывать их работу.  

Кстати, в рамках такого проекта можно создать и альтернативный минипарламент, который принимал бы коллективные решения в случаях, когда лидеры гражданского протеста из разных лагерей не могут выработать общую позицию по каким-то ключевым вопросам. С появлением такой структуры проще и безопаснее будет проводить массовые митинги. За это же, кстати, должен отвечать и альтернативный глава МВД – он может сформировать из числа участников проекта что-то вроде народной дружины, которая бы на постоянной основе обеспечивала безопасность участников уличных акций и пресекала провокации и беспорядки.

Самое главное – реализация этого плана позволит разрозненной оппозиции, которую объединяет только нелюбовь к власти и чувство протеста из-за несправедливых выборов парламента и президента, создать демократическую структуру управления несогласной частью общества, разработать и предложить населению альтернативную повестку дня и программы развития страны, конкретными делами ежедневно доказывать свою эффективность, компетентность в различных сферах жизни и порядочность своих лидеров.

А также отмобилизует активную часть общества перед возможными экономическими и социальными потрясениями, которые подорвут доверие к действующей власти и дадут шанс оппозиции без крови и революций забрать рычаги управления страной. А перспектива создания такой ситуации вовсе не далекая: при намечающемся сейчас падении цен на энергоносители в мире деньги в резервных фондах у государства могут закончиться уже через несколько лет, после чего наступит эпоха социальной, а соответственно и политической  нестабильности.    

Николай Владимиров