Впереди засушливая весна

«Болотная высохла» - массовый уличный протест в ближайшие месяцы возможен только в случае, если власть сама даст к нему новый эмоциональный повод. Однако так или иначе гражданская активность будет искать выход, уверены эксперты.


© Фото Евгения Евдокимова

В преддверии начала весеннего сезона (которого с особенным нетерпением ждут в продрогшей Москве), «Росбалт» решил попросить политологов дать прогноз политической активности граждан на краткосрочный период.

Напомним, что последняя массовая протестная акция в российской столице состоялась два месяца назад, 13 января, когда на «Марш против подлецов» вышли несколько десятков тысяч человек. С тех пор ни одно мероприятие оппозиции не смогло похвастаться подобной численностью. Например, довольно активно рекламировавшийся «Социальный марш», состоявшийся 2 марта, собрал не более 2-3 тыс. человек.

Очевидно, что есть ряд причин, влияющих уровень протестной активности. Едва ли не основной из них является активность власти, которая своими не самыми умными или умелыми шагами пытается эту активность погасить, достигая иногда противоположного результата.

Тем не менее, по мнению политолога Дмитрия Орешкина, в ближайшие месяцы вероятнее всего ожидать снижения активности уличного протеста в Москве, который, однако, будет продолжать распространяться с так называемого «креативного класса» на другие слои общества и переходить из столицы в другие регионы страны.

По словам эксперта дело в том, что ценностный протест, который имел место в 2011-2012 годах, «неизбежно сдувается, поскольку нельзя два года после выборов продолжать протестовать против их фальсификации, или продолжать протестовать против «закона Димы Яковлева», который тоже уже проехали».

«Для новой волны уличных протестов нужен новый повод, причем повод консолидирующий. Если власть не будет давать его, то не будет и повода выходить на улицу», - полагает Орешкин. При этом он отметил, что «сам протест никуда не делся - он рассеивается, а раздражение в обществе, как и дефицит доверия к власти, накапливается, переходя в другие социальные страты и на другие территории».

«Любые непопулярные, ошибочные или недостаточно толково аргументированные действия власти могут в любом месте вызвать прорыв», - считает Орешкин.

С ним согласен и политолог Игорь Бунин. Массовый уличный протест в ближайшие месяцы возможен только в случае, если власть будет давать к нему некие эмоциональные поводы. Если таких поводов, вроде «закона Димы Яковлева», не случится, то протест все равно будет реализовываться, хотя и другими способами, полагает эксперт.

Бунин, в связи с обсуждением этой темы, напомнил слова Владимира Путина о том, что «Болотная высохла». Не оспаривая это утверждение, политолог, тем не менее, отмечает, что «болотный протест», хоть на данный момент и «высох», но дал свои плоды.

Главный из этих плодов, по словам Бунина, это то, что за прошедший год с лишним уличный протест был легитимизирован в сознании россиян и будет реализовываться и в других формах: в создании благотворительных фондов, в движениях наблюдателей, волонтерском движении и так далее.

По мнению Бунина, протест 2011-2012 годов «узаконил в сознании людей митинг как таковой, укрепил антипутинскую, антивластную субкультуру». Эта субкультура, согласно социологическим исследованиям, привлекает сегодня примерно 15-20 процентов населения, которые, тем не менее, как отметил эксперт, пока «не желают идти на улицу».

Политолог и публицист Андрей Пионтковский в свою очередь высказал похожую точку зрения, считая, что отторжение власти в обществе продолжает расти. По его словам, масштаб уличного протеста в ближайшие месяцы будет зависеть от эмоционального накала, который может вызвать та или иная акция властей.

По мнению политолога, во власти сейчас «явно идет серьезный сталинский, по сути, поворот - идеологический, психический и экономический, связанный с именами таких людей как Сечин, Иванов, Якунин, Гундяев, Рогозин». Пионтковский считает, что эти люди не в состоянии создать позитивную повестку дня, которая могла бы найти отклик у политически активной части населения. «Власть не в состоянии выдать такой повестки, и будет создавать для общества лишь новые поводы для отторжения и возмущения», - уверен он.

Схожего мнения придерживается и политолог Алексей Макаркин. Он также согласен с тем, что поводы для протестной активности сегодня создает именно власть. Однако, полагает он, оппозиции очень сложно сформулировать свою собственную консолидированную повестку дня, в силу того, что она (оппозиция) очень разная.

По словам эксперта, повестка дня несистемной оппозиции «носит сугубо политический характер, а политические вопросы волнуют граждан намного меньше, чем вопросы социальные и экономические».

Добавляют проблем и противоречия между левыми и либералами, которые до этого носили, в основном, периферийный характер, а сегодня проявляются все сильнее и будут нарастать и дальше, считает Макаркин. «Комплексную программу оппозиции, которая сегодня устроила бы всех, сейчас создать невозможно», - убежден он.

В этих непростых условиях одна надежда — на власть. В том смысле, что она не подкачает и, говоря словами Пионтковского, опять придумает какую-нибудь «мерзость», которая вновь объединит людей самых разных убеждений.

Александр Желенин