Элиты осваивают протест

Добровольно-вынужденная отставка сенатора Малкина, как и предшествующие ей коррупционные скандалы, стали следствием борьбы в верхних эшелонах власти, где гражданскую активность и протестные настроения используют в своих целях, уверены эксперты.


Член Совета Федерации от Бурятии Виталий Малкин во вторник подал заявление об отставке по собственному желанию. Сенатор был вынужден это сделать после того, как в Совет Федерации поступил запрос от газеты "Московский комсомолец", с просьбой проверить информацию блогера Алексея Навального о том, что Малкин обладает двойным гражданством - России и Израиля, а также имеет незадекларированную недвижимость в Канаде.

Напомним, что членам верхней палаты российского парламента двойное гражданство иметь запрещено. При этом сам Малкин утверждает, что он отказался от израильского гражданства в 2007 году.

Это далеко не первая громкая отставка сенаторов за последнее время. Незадолго до этого заявление о сложении полномочий написал и коллега Малкина по Совфеду Борис Шпигель. Еще ранее ряды сенаторов покинул воронежский сенатор Николай Ольшанский, мотивировав это состоянием своего здоровья.

«Росбалт» попросил экспертов ответить на вопрос о том, являются эти и многие другие громкие отставки представителей правящей элиты, состоявшиеся в последнее время, результатом протестов, начавшихся в 2011 году, или же они вытекают из внутренней борьбы, происходящей во власти.

Политолог Алексей Макаркин заявил корреспонденту «Росбалта», что видит прямую связь между протестной активностью и чисткой рядов власти, которая, как он считает, вынуждена заниматься этим под давлением общества.

Отставка сенаторов Виталия Малкина, Бориса Шпигеля, а до этого первого зам. главы фракции «Единая Россия» в Госдуме Владимира Пехтина, ряд других громких скандалов во властной элите, объясняются тем, что «власть пытается себя почистить в результате активности протестной части общества», - сказал Макаркин.

Он напомнил, что некоторая либерализация партийной системы, восстановление прямых выборов глав регионов, пусть и с последующим откатом назад, все же стали возможны в результате протестов. «Власть пошла на эти реформы сама, но если бы не было массовых акций протеста 2011-2013 годов, то она продолжала бы откладывать их до бесконечности», - говорит Макаркин.

Отправляя в отставку некоторых представителей правящей элиты, как считает Макаркин, власть ориентируется не только на протестную часть общества, но и на своих сторонников, которые «конечно же, за нравственность и против «иностранных агентов», но, тем не менее, и против всяческих злоупотреблений» власть имущих.

Политолог напомнил, что громкие отставки в Совфеде случались и до протестов. В частности, на памяти сложение полномочий в 2006 году сенатором от Ненецкого автономного округа, «водочного короля» Александра Сабадаша. Однако тогда, полагает Макаркин, отставки «государевых людей» были результатом «внутриэлитных конфликтов коммерческого характера». «Сегодня власть понимает, что те вопросы (в частности, о коррупции в госорганах), которые поднимает оппозиция, встречают понимание в обществе, причем не только в его оппозиционной части», - утверждает Макаркин.

Чистка элиты, идущая сейчас, это результат новых возможностей, появившихся у гражданского общества в связи с развитием информационных технологий. Такое мнение высказал «Росбалту» политолог Павел Кудюкин.

По его словам, сегодня любой человек, обладающий минимальными навыками работы с информационными технологиями и владеющий каким-нибудь иностранным языком, в состоянии находить и использовать информацию, компрометирующую того или иного чиновника.

«Это открывает новые возможности для гражданского общества в деле контроля за властью», - уверен эксперт. В этом смысле, считает Кудюкин, «мы начинаем жить в принципиально ином мире».

В то же время, политолог уверен, что «наша власть вполне могла бы наплевать» на разоблачения блогеров, сделать вид, «что их просто нет, как ей вообще это свойственно, когда такие разоблачения ей не выгодны».

С другой стороны, отставки сенаторов и депутатов Госдумы от правящей партии, участившиеся в последнее время, это «некая кость, которая бросается оппозиционно настроенным гражданам, дескать, видите, мы же очищаемся», - говорит Кудюкин.

Тем не менее он убежден, что «власть пока еще в состоянии не реагировать на тот ограниченный протест и то очень слабое давление со стороны общества, которые сейчас существуют».
В связи с этим Кудюкин полагает, что пока громкие «отставки возможны лишь потому, что власть таким образом решает какие-то свои внутренние проблемы».

Александр Желенин