Зачем ходить в Кремль

Участие сопредседателя ПАРНАСа Владимира Рыжкова во встрече с Владимиром Путиным в Кремле вызвало очередную волну споров в стане оппозиции. Одни Рыжкова за это осудили, другие — поддержали. У каждой из сторон свои аргументы.


Участие сопредседателя ПАРНАСа Владимира Рыжкова во встрече представителей  непарламентских партий с Владимиром Путиным в Кремле вызвало очередную волну пикировок и споров в стане оппозиции. Одни, как, например, другой член ПАРНАСа - Илья Яшин, Рыжкова за это осудили, другие — поддержали. У каждой из сторон свои аргументы.

Однако существенным остается не только вопрос, зачем ходить в Кремль, но и вопрос, какие цели преследует верховная власть, заигрывая с частью оппозиции? Улучшить свой имидж перед Олимпиадой в Сочи? Еще сильнее расколоть своих противников или, включив некоторую их часть в действующую политическую систему, укрепить собственные позиции?

Не исключено, что и первое, и второе, и третье.

Между тем, мнения опрошенных нами политиков и политологов разделились. Никто из них, правда, не сомневается в одном. Власть своих главных позиций сдавать не собирается.

Сам Владимир Рыжков сказал «Росбалту», что не жалеет о своем походе в Кремль.

Напомним, что Рыжков на этой и на предыдущей своей встрече с главой государства, которая прошла в рамках Валдайского форума, поднимал вопрос об амнистии политических заключенных, который считает очень важным.

По словам политика, он осознает определенный репутационный риск и для него, и для его партии от общения с Владимиром Путиным в случае, если ожидаемая сейчас амнистия будет проведена формально и политические заключенные останутся за решеткой. Однако он уверен, что «лучше делать, чем не делать». «Лучше попытаться сделать и потом иметь чистую совесть, чем не делать и потом переживать, что ты даже и не попытался», - уверен Рыжков.

Относительно миролюбивая риторика президента, приглашение в Кремль некоторых деятелей внесистемной оппозиции - не более чем пиар, предназначенный для того, чтобы улучшить имидж России перед сочинской Олимпиадой. Такое мнение высказал «Росбалту» политолог Дмитрий Орешкин, комментируя встречу Путина с лидерами непарламентских партий.

По мнению эксперта, одним из главных моментов встречи в Кремле было не столько участие в ней Рыжкова, сколько отсутствие на ней второго по влиятельности человека в Москве (по результатам выборов мэра) — Алексея Навального. По мнению Орешкина, то что Навальный не получил приглашения на встречу с Путиным — это сигнал, что оппозиционер отнесен к категории политиков, с которыми президент взаимодействовать не готов. Политолог считает это странным и одновременно красноречивым жестом со стороны Путина.

Кремлю выгодно вести диалог с теми представителями несистемной оппозиции, которые готовы работать в рамках существующей политической системы, сказал «Росбалту» депутат Госдумы Илья Пономарев. Помимо себя, Пономарев относит к таким политикам и Рыжкова, заявляя, что поддерживает участие последнего во встрече с президентом. По словам Пономарева, такие политики, как он и Рыжков, «сориентированы на то, чтобы участвовать и в парламентской борьбе, и в местных выборах». «Это то, что Кремлю реально выгодно», - считает депутат. По его мнению, «Кремль не готов делиться командными высотами в политической жизни, но вполне понимает, что оппозиционных граждан надо куда-то включать и их энергию куда-то канализировать».

Пономарев уверен, что есть некоторые проблемы, «решаемые в данной (политической) системе». В частности, он отнес к таковым амнистию политических заключенных и увеличение финансирования регионов.

Вопрос, считает Пономарев, заключается в том, «готовы ли те, кто участвует в подобных процессах, достаточно жестко отстаивать свою позицию и добиваться того, чтобы показать гражданам главное? А именно, что действующей власти есть альтернатива».

С альтернативой, правда, пока все не так гладко, как хотелось бы. Ситуация в руководстве российской оппозиции сегодня гораздо хуже, чем два года назад, уверен Рыжков.

«Два года назад мы все вместе стояли на одной сцене на митингах на Болотной площади и Проспекте Сахарова в Москве. Там была и Республиканская партия, и «Яблоко», и коммунисты, и Алексей Навальный, и гражданские активисты, и писатели. Первый раскол (в протестном руководстве) внесла история с выборами в Координационный совет оппозиции. Потом развалился и сам КС, и сейчас, конечно, гораздо меньше единства, и имеются гораздо более серьезные расколы, чем это было два года назад. Ситуация сегодня гораздо хуже, чем тогда, это надо честно признать», - считает Рыжков.

Одной из главных причин такого положения Рыжков называет то обстоятельство, что «политическая культура оппозиции мало отличается от политической культуры тех, кто сейчас у власти». У многих оппозиционеров, по его мнению, «такая же нетерпимость, такая же склонность к оскорблениям и атакам (оппонентов)». По словам сопредседателя ПАРНАСа, «90% времени оппозиции тратится на внутренние склоки и выяснение отношений».

Оппозиционер уверен, что уменьшение массовости оппозиционных акций в последнее время связанно с созданием КС. «Если бы сохранился формат оргкомитета (оппозиционных митингов), существовавший в 2011-2012 гг., где были представлены ведущие партии и общественные деятели, то и протест был бы более массовым и эффективным. Раскол оппозиции приводит и к снижению массовости уличных протестов», - полагает Рыжков.

Александр Желенин