Блогосфера - все новости
14 марта 2017, 23:05
3983

Михаил Касьянов. Неоправданные надежды российской власти

© Фото с сайта gazprom-neft.ru

Последние дни ознаменовались весьма заметным падением цен на нефть. Стоимость марки Brent опустилась до $51 за баррель, достигнув уровня ноября прошлого года. Главная причина падения цены — наращивание добычи нефти в США.

За полгода нефтедобыча в США выросла на 660 тыс. баррелей в день. Запасы нефти в США достигли максимальных уровней за 35 лет. Американские сланцевые производители, внедрив в короткий срок новейшие технологии, смогли снизить себестоимость добываемой нефти с $80 до $40 за баррель. С мая 2016 года количество буровых установок в Штатах выросло на 93%. Наряду с этим президент Трамп намерен претворить в жизнь свой план по обеспечению энергетической независимости США. Он, в частности, обещал улучшить позиции сланцевых производителей, усовершенствовать логистику и инфраструктуру.

Страны, не участвующие в договоренностях об ограничении добычи, замещают тем временем выпавшие объемы нефти расширением своего предложения.

В совокупности все эти факторы дают основания делать прогнозы о снижении цен на нефть вновь до $35-40 за баррель (до уровня себестоимости добычи сланцевой нефти).

Все это безусловно встревожило страны ОПЕК и Россию.

Правительство России сформировало трехлетний бюджет с учетом нефтяных цен в районе $40 за баррель. Такой прогноз был вполне оправдан. Однако рост нефтяных цен в конце 2016 года и начале 2017 года дал повод российским властям для утверждения того, что самые тяжелые времена позади, дно пройдено и ожидается экономический рост. Власти поверили, что рубль стабилизируется, появятся инвестиции, а доходы населения начнут расти. В Кремле началось формирование дорогостоящих предвыборных обещаний. Но колебания на нефтяном рынке не дают повода для такого оптимизма. Сейчас же курс доллара вплотную приблизился к 60 рублям, а уже в апреле, по экспертным прогнозам, укрепится в районе 62 рублей. Реакция властей демонстрирует, что все их ожидания экономического роста по-прежнему связаны исключительно с ценами на нефть, а не с реформами по созданию в стране благоприятного инвестиционного климата.

Михаил Касьянов, политик