Блогосфера - все новости
29 мая 2017, 13:08
1573

Аркадий Бабченко. Проблема попрошайничества — не в сборе денег

© FreeImages.com Content License

Нет, это какой-то совершенно перевернутый мир. «Я, конечно, не одобряю, но полиция должна была разобраться — не заставляли ли его взрослые».

Эммм… Не заставляли ли взрослые — что? Учить Шекспира? И ведь вот это все обсуждается на полном серьезе.

Ок. Хорошо. Допустим. Вот проклятые взрослые заставляли пацана учить Шекспира, зарабатывать своим знанием себе деньги на велосипед или айфон — и? Дальше-то какова ваша логическая цепочка? Отвалдохать за это пацана, довести его до истерики, похитить, увезти в ментовку, травмировав на всю жизнь?

Нет, я правда пытаюсь понять. Изо всех сил тщусь. Но ни черта не понимаю.

Скажите, друзья мои, на четвертом-пятом-шестом десятке жизни в России — вы правда не знаете, как выглядит попрошайка? Или именно на этой неделе решили придуриваться? По вашему, дети, которых принуждают заниматься попрошайничеством — а использование детского труда это, безусловно, уголовка — выглядят вот так вот? В очках, хорошо одетые, читающие Шекспира и с мачехой с планшетом?

Вообще, конечно, удивительно, сколько людей считает уличных артистов попрошайками. Какой-то вековечный, непроходимый совок. Свободного труда в этом перевернутом мире не существует. В нем признают только бухгалтерию, которая два раза в месяц насыпает корм в стойло. И трудовую книжку клеймом на лоб.

И, да. Главное. Азы первого класса. Вот просто детские понятия о добре и зле. Если ребенок занимается попрошайничеством — задача полиции оградить ребенка от попрошайничества, а не общество от ребенка.

Попрошайничество — это когда ребенок собирает милостыню вместо того, чтобы учиться. Проблема попрошайничества — не в сборе денег. А в том, что ребенок асоциализируется. В остальное свободное время, после того, как сделал математику, каждый может делать все, что он хочет. Хоть Шекспира читать, хоть в танчики резаться. Если, конечно, мама разрешит.  Это просто моральный базис. Я не понимаю, как это можно не понимать.

Какой-то совершенно извращенный дискурс. Взрослые люди не могут говорить об этом на полном серьезе. Здесь вообще просто нечего обсуждать.

Взрослые. Обязаны. Защищать. Детей. Особенно если эти взрослые — в форме.

Аркадий Бабченко, журналист

Подпишитесь на нас в Яндекс.Новости