Блогосфера - все новости
28 марта 2019, 17:59
2224

Антон Орехъ. История-айсберг

© Фото с сайта kremlin.ru

Мы с вами давайте только сразу договоримся, что не будем считать задержание Михаила Абызова примером борьбы государства с коррупцией или жульничеством высокопоставленных чиновников. Это очередная история-айсберг, у которой большая часть скрыта от нас под толщей мутной воды. Кто-то с кем-то борется, кидает гирьки на чашу, чтобы перевесить весы на свою сторону, кто-то под ковром гоняет враждебного бульдога и бьет кого-то за кулисами сковородкой по башке.

Пока в этой истории есть просто несколько занимательных деталей. Абызов либо полный кретин, либо получил полные гарантии, что приезд в Россию ничем ему не грозит, несмотря на идущее разбирательство. Значит, выманить его сюда должен был кто-то, кому он должен был поверить вопреки всякому здравому смыслу.

И пока Абызов гужевался в Москве и примерял наручники, Дворкович находится в Сан-Марино по своим шахматным делам. Чтобы отметить его день рождения, Абызову вообще никуда лететь не нужно было — мог на машине за пару часов добраться, он же в Италии вроде как поселился.

Дело, по которому тягают бывшего министра без портфеля в закрытом «Открытом правительстве», не очень свежее. И вполне возможно, дело реальное. И таких дел там полно — если не на каждого министра или губернатора, то через одного. Вопрос лишь в том, открывать эти дела в нужный момент или закрывать на них глаза. На «открытого» министра дело открыли.

Дело может быть настоящим, но некоторые обстоятельства все-таки смущают. Это даже чем-то похоже на дело Майкла Калви. Да и вообще, схема уже отработана. Заключается некая сделка, одна сторона платит какую-то сумму, а время спустя экономисты в погонах внезапно проводят свою оценку и говорят, что на самом деле активы стоят не столько, а вот столько.

Почему именно следователи стали в России главными специалистами по оценке активов? Как с уверенностью можно утверждать, что фирма должна продаваться именно за такую сумму — с точностью до копейки? Однако важно понимать, насколько при заключении сделки помогало служебное положение Абызова? Имел ли он возможность как министр сделать предложение, от которого другая сторона не посмела отказаться?

Не было ли здесь конфликта интересов Абызова как министра и Абызова как бизнесмена? Но еще раз говорю — даже если дело реальное и Абызова реально есть за что брать, закрутилось все не ради борьбы за закон и справедливость.

А для чего именно, мы поймем по следующим ходам в этой партии. Под кого начнут копать дальше и под кем зашатаются посадочные места, простите за невольный каламбур.

Антон Орехъ, обозреватель

Лучшее за неделю