Блогосфера - все новости
10 декабря 2019, 17:18
990

Владислав Иноземцев. Насколько важен в спорте фактор флага?

© СС0 Public Domain

Решение ВАДА относительно отстранения России от международных соревнований было ожидаемым — и справедливым. Можно сколько угодно говорить о заговорах, но тогда стоило бы найти тех «заговорщиков», которые долгие годы подменяли пробы в московских лабораториях, а потом уже раскрывать рот. Однако, хотя случай России является единичным и свидетельствует не столько о кризисе в мировом спортивном движении, сколько о наших внутренних проблемах, есть, на мой взгляд, один аспект, над которым стоило бы задуматься.

Насколько важен в спорте фактор флага? Чего добиваются спортсмены больше — опередить соперников на корте (ринге, татами, катке, стадионе, хоккейной площадке, футбольном поле) или подчеркнуть величие страны? Я могу ошибаться, но мне кажется, что с каждым годом роль и значение второго фактора ослабевают.

Самые знаменитые спортсмены сегодня представляют сначала себя, потом (весьма часто) клуб, и только в последнюю очередь — государство. Характерно также, что масштабные международные соревнования сейчас все чаще проводятся в странах, крайне озабоченных «суверенитетом» и «положением в мире», в то время как в Европе, например, они «расползаются» по разным юрисдикциям, как тот же Чемпионат по футболу 2020 г. Конечно, соревнования национальных сборных вызывают большой ажиотаж, но не нужно воспринимать это как нечто данное навеки.

Олимпийская хартия утверждает, что спорт должен быть вне политики — но для этого нужно его «разгосударствление», причем во всемирном масштабе. На белом олимпийском полотнище начертаны пять колец, олицетворяющие пять континентов Земли. Почему бы именно им не сходиться на спортивных аренах? Хотя в этом случае результат будет весьма предсказуем: если даже на Олимпийских играх когда-то выступит единая команда Европейского Союза, то ей будут гарантированы более трети всех медалей, если судить по результатам последних шести летних олимпиад, и около половины, если говорить о зимних Играх. Европа же в целом всегда будет недосягаемой для своих спортивных соперников, даже если не учитывать Россию как её составную часть.

В любом случае, если соревноваться будут люди, не связанные со своими национальными правительствами и независимые от них, общая ситуация в мировом спорте радикально изменится. При этом, замечу, это изменение никак не уязвит спортсменов: большинство из них зарабатывает сегодня не на призовых, а на рекламе, да и сами призовые обычно назначаются спонсорами и коммерсантами, а вовсе не государствами. Подарки иностранных машин национальным чемпионам — сугубо российская традиция на сегодняшний день.

Спорт — это соревнование великих в своей индивидуальности или крепких своим командным духом людей. Это праздник человеческих способностей, а не государственных лоббизмов. И чем меньше в нем будет «государственного», тем меньше будет оснований для скандалов наподобие только что случившегося и тем меньше неожиданностей будет поджидать спортсменов, зачастую совершенно не виноватых в том, что тронувшиеся умом спецслужбисты решили заработать новые звезды на погонах весьма нетрадиционным способом.

Только если государственная «оболочка» спорта уйдет в историю, исчезнет давно уже ставшее гротескным разделение спортсменов на профессионалов и любителей, никто не станет покрывать использующих допинг атлетов, забудутся все «заговоры» и «политические игры». Мне кажется, что именно к этому в течение ближайших десятилетий неизбежно должны будут прийти если не спортивные функционеры, но сами спортсмены и их поклонники.

Современная организация мирового спорта родилась в эпоху суверенитетов и военно-политического соперничества, став развитием и дополнением этих процессов. Убогость образа современной России после решения ВАДА отражает прежде всего неадекватный характер устаревшей трактовки политических интересов и их столкновение с интересами спортсменов, которые — наряду с фанатами и зрителями — должны быть единственными значимыми акторами глобального атлетического движения.

Владислав Иноземцев, экономист