Блогосфера - все новости
12 марта 2020, 18:15
6530

Денис Юдин. Капитуляция народа

© Фото с сайта www.kremlin.ru

Павловский, как человек, тонко чувствующий политическую метафизику, прав, конечно, что речь идет ни о каких не о сроках Путина, речь идет о транзите от одного государства к другому.

Поэтому, собственно, и появилась эта шмиттеанская формулировка Памфиловой об эксклюзивной акции — по поводу процедуры одобрения «поправок к Конституции». Государство не может перейти к другому государству без смены суверена, а суверен проявляет себя как источник права, а не как подчиняющийся ему. Поэтому такой транзит не может пройти по предписанной законом процедуре, он просто обязан выйти за рамки существующих законов, чтобы показать истинное положение дел, дать суверену сверкнуть своей нечеловеческой чешуей в этом зазоре.

Почему нужно «всероссийское голосование», которого нет в действующем законодательстве? Потому что это не демократическая процедура и даже не ее имитация, это — символическое подписание капитуляции поверженного суверена, того, который в Конституции назван «многонациональный народ Российской Федерации». Его, понятное дело, никто ни о чем не спрашивает, результат будет один при любом его поведении, кроме попытки (безнадежной, конечно) силой переиграть ситуацию и вернуть себе статус суверена. Отсюда, кстати, и нарочитая, отвратительная грубость, с которой все это проделывается: именно потому, что речь не о праве, а о фиксации результатов откровенного насилия, которое именно вот так всегда и выглядит. Процедуры неважны, явка неважна, честность подсчета голосов неважна — меч Бренна будет в любом случае брошен на чашу весов, а войско Камилла не придет.

Конечно, после этой капитуляции в Конституции останутся все слова, формально описывающие прежнего суверена как действующего, но появятся сущности, ясно говорящие об истинном положении дел. Например, сама по себе Российская Федерация, которая признает собственное государственное единство. Никакого народа в этой конструкции не надо, потому что это уже новая сущность, которую не надо смешивать с Российской Федерацией из предыдущей версии Конституции. Но и она, конечно, не является настоящим сувереном, она творится им прямо сейчас, со всей своей тысячелетней историей. А суверен без всяких затей указан в поправках об «обнулении» сроков. Он прямо вписан в Конституцию и выделен из ряда всех потенциальных будущих президентов, формально равных ему по полномочиям.

Обнуление тут, кстати, выглядит очень логичным, если держать в уме, что речь не о трансфере в рамках одного правового поля, а о смене государств: в новом государстве все сроки будут обнулены по определению.

Вообще, кажется, несмотря на внешнюю хаотичность и местами нелепость процесса внесения поправок, случайных там нет. Они, в целом, хорошо описывают сложившуюся реальную ситуацию, в которой есть почти всесильный аватар суверена — президент, технические органы вроде правительства и парламента, силовое сословие (Россией никогда не правили купцы, подсказывает нам Сурков), лучше всего подходящее под критерии, которые станут необходимы для занятия государственных должностей, гарантированно зависимое от «социального пакета» население…

Тут, кстати, не лишним будет перечитать нашумевшую статью Суркова, в которой он вполне откровенно описал метафизику нового государства, как оно думает о самом себе и что хочет зафиксировать теперь в переучреждающем его документе. И можно, наверное, увидеть некую иронию в том, что сам Сурков выпал из процесса незадолго до того, как описанное им решили зафиксировать в Конституции.

Денис Юдин, политолог

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru