Блогосфера - все новости
23 марта 2020, 15:53
2205

Михаил Виноградов. Странная история памятника Жукову

© СС0 Public Domain

Странная история замены отправленного в реставрацию, распил и самоизоляцию старого странного памятника маршалу Жукову странным установленным патриотами новым памятником Жукову (пишут, что на новом памятнике у него зачем-то отняли одну звезду Героя Советского Союза, разжаловав из соизмеримых с Брежневым в равновеликих Буденному, Кожедубу и Покрышкину) побуждает напомнить вот о чем.

Установка старого странного памятника случилась в мае 1995 года. До середины 90-х годов Вторая мировая война (в советской терминологии — Великая Отечественная) не имела и близко той роли «сотворения мира», которую займет в начале XXI века. 9 мая начали праздновать в середине 60-х, и по большому счету это было днем уважения к стеснявшимся себя (см. «Белорусский вокзал») ветеранам.

Доставшийся по наследству обрывок песни из 70-х «со слезами на глазах» в XXI веке мало кому понятен — а тогда звучал вполне органично. Очевидной проекции на сегодняшний день в этой дате не было (вернее, она сводилась к «борьбе за мир», которую сегодня ведет советское руководство, но об этом я писал многократно, не буду повторяться).

Сначала датой сотворения мира был октябрь 1917 года. На стыке 80-х и 90-х выясняется, что дата фейковая, и идет поиск новой точки отсчета — но довольно вялый, поскольку настоящее в тот момент интереснее и драматичнее прошлого. Российская власть хотя и переедет в Кремль, но большого интереса к Красной площади не проявляет (даже поздняя советская власть начнет ее немного стесняться — с 1985-го там перестанут хоронить, потом будут прилет Руста и казусы во время ежегодных демонстраций). Первый парад 9 мая 1995 года пройдет на Поклонной горе. Там к этому времени закончат один из длительнейших советских долгостроев — мемориал, который решили строить еще в 1957-м. По Красной площади пройдут только ветераны.

У возобновления празднований 9 мая будет несколько смыслов. Первый — поиск новых скреп с перебиранием возможных вариантов. Второй — международный: в условиях начавшейся в декабре 1994 года чеченской войны российскому руководству важно прервать элементы дипломатической изоляции под предлогом юбилея. Возвращение военной техники на Красную площадь произойдет в 1996-м. По вполне понятным ситуативным соображениям: близятся президентские выборы, происходит попытка перехвата советской риторики у КПРФ, красный флаг потихоньку приравнивается к государственному (потом это столь же аккуратно тихонько замылили), идет имитация собирания остатков СССР (2 апреля заключается договор о союзе с Беларусью и обещают праздновать выходной каждое 2 апреля — но само собой, что на это решение тоже забьют). Российские лидеры забираются позаимствовать сакральности на трибуну мавзолея (где слово «Ленин» задрапируют какой-то зеленой штукой).

А уже затем это все это войдет в привычку, только на мавзолей залезать перестанут. Парады 9 мая станут проходить ежегодно, постепенно нагнетая месседж «Обязательно бахнем». Дискуссии о мероприятиях с участием ветеранов, их допуске на официальные торжества и т. п. будут идти каждый год, пока не оформятся в «Бессмертный полк», ставший одновременно символом дани ветеранам, семейного дня и крымского консенсуса (но в 2014-м он пройдет на Поклонной горе — Красную площадь ему отведут к 2015-му).

Что касается памятника Жукову, то его появление воспринимается уважительно-иронически (тогда еще так можно было), комментирующие делятся на позитивные и забавляющиеся особенностью изображения лошадиных ног. В середине 90-х оформляется трансформация Жукова из первого среди равных маршалов победы в «наше все»: победа нуждается в персонализации, а Сталина на эту роль номинировать никак не можно. Мало кто из современников сочтет памятник сакральным — но постепенно он становится частью городского ландшафта и местом, где все фотографируются.

Михаил Виноградов, политолог