Блогосфера - все новости
23 марта 2020, 17:08
13156

Леонид Волков. Критически важно, чтобы тестирование было массовым

© СС0 Public Domain

Прогнозы прошлой недели в целом подтвердились:

 — Писал: «Китай покинет топ-5 стран по числу активных случаев» — так и есть, Китай теперь на 9-м месте.

 — Писал: «Южная Корея покинет топ-10 стран по числу активных случаев» — ну, почти так и есть, Южная Корея на 8-м месте, и покинет топ-10 в течение 2-3 дней.

 — Писал: «В США тотальное недотестирование, там все худшее впереди» — ровно так и оказалось, просто посмотрите на сегодняшние цифры, США с огромным отрывом в лидерах по суточному приросту.

И это, пожалуй, и есть главная хорошая новость сегодняшнего дня, как ни странно. Потому что как только в США начали выявлять случаи десятками тысяч (то есть начали массовое тестирование, которому еще пару недель назад мешали лицензионно-бюрократические преграды), так сразу смертность скатилась вниз, к «корейскому стандарту» — около 1%.

То же самое мы видим во всех скандинавских странах, например. В каждой из них был большой скачок количества выявленных случаев после того, как было налажено массовое тестирование — после чего ежедневный прирост стабилизировался и держится в очень умеренных рамках, а доля смертельных исходов от выявленных случаев колеблется в районе 1% или даже меньше.

Почему критически важно, чтобы тестирование было массовым? Ну потому что это позволяет выявить и изолировать (в основном, на домашнем карантине) всех тех, кого надо выявить, и тем самым не допустить скрытого и действительно массового распространения вируса. Нет иллюзии типа, ну мы проверили всех прилетевших с температурой и отследили все их контакты, так что все хорошо. На массовом тестировании, как я понимаю, основан большой успех Германии с ее смертностью в пределах 0,4% и управляемым приростом количества новых случаев — внушительным, но отнюдь не экспоненциальным.

И именно отсутствием массового тестирования (да, до сих пор! по крайней мере еще в рабочие дни прошедшей недели они отчитывались всего о 12 тысячах тестов в день), на мой взгляд, объясняется итальянская трагедия. Их ужасающее соотношение количества смертельных случаев к количеству выявленных (9%) может объясняться совокупностью факторов — и перегрузкой медучреждений; и возрастной структурой общества; и тем, что обязательно берут анализ на коронавирус у любого умершего по любой причине и всех носителей вируса записывают в «умершие от коронавируса» — но, безусловно, недостаточное тестирование занимает почетное место в ряду этих факторов; думается, что в Италии в 5-10 раз больше носителей, чем выявлено к этому моменту. То же самое в Испании, Франции и Великобритании, которая свернула эксперимент по «коллективному иммунитету» столь же быстро, как развернула.

Теперь во всех европейских странах, в целом, одна стратегия. Массовое тестирование, карантин (работают только продуктовые и аптеки, ездить можно только на работу), закрытые границы и ожидание. Ожидание того, что все невыявленные случаи проявятся симптомами или будут выявлены тестированием, а новые, благодаря закрытым границам и карантину, будут возникать медленно.

Есть ощущение, что Скандинавия и Германия уже в этой стадии. В Италии есть перелом по количеству новых случаев и смертей, тоже, тьфу-тьфу-тьфу. Но из-за низких параметров тестирования этот перелом еще может и не быть решительным. Впрочем, строгий карантин по всей Италии был введен 11 марта (с огромным запозданием!), и от этой даты надо, по идее, отсчитать две недели до пика. Так что есть надежда, что ситуация пойдет на следующей неделе на поправку.

В целом вроде все подтверждается. Карантин работает, реальная смертность (от всех носителей, а не от выявленных случаев) — в пределах 1,5%. Соблюдать карантин сложно и муторно, но надо. Государства делают в меру своих возможностей все, чтобы подсластить пилюлю и дать своим экономикам пройти через карантин не умерев. (В меру своих возможностей — это когда Германия обещает выплатить каждому самозанятому/ИП по 8000 евро, Литва — по 257 евро, а Россия — фигу с маслом).

Хочется, конечно, больше хороших новостей (пока графики выглядят все еще очень пугающе); хочется понимать, какие должны быть критерии для принятия решений о снятии или ослабления карантина; хочется тотального, быстрого и дешевого тестирования всех желающих, причем очень скоро актуальным будет не только вопрос тестирования на новый вирус, но и тестирования на антитела для тех, кто мог переболеть и не заметить (а таких, судя по всему, 80-90% от всех носителей). Чтобы им можно было снова ходить в офисы, в рестораны и собираться по трое. Думаю, на горизонте трех-четырех недель такие новости появятся. Ближайшие же две недели для Европы станут пиковыми и самыми трудными, их надо просто перетерпеть.

Ну а цифры из России традиционно не комментирую, их комментировать смысла не больше, чем цифры из Ирана. Есть откровенное вранье про количество сделанных тестов; есть статистика по регионам, которая изо дня в день не соответствует федеральной; есть очевидные попытки занизить количество случаев; есть продолжающаяся гонка за контактами всех прилетевших на самолетах, хотя известно, что уже идет активная передача вируса внутри страны.

Надежда есть, однако, что события будут развиваться по американскому образцу — возможно, через несколько дней Россия все же уйдет от идиотской схемы с тестированием образцов со всей страны в одной лаборатории в Новосибирске с использованием тестов с недостаточным уровнем чувствительности и запустит повсеместное доступное тестирование, выявит реальную картину и введет реальный карантин. Будет адский всплеск выявленных случаев — зато появится надежда на то, что появится объективная картина. Но только будет ли политическая воля на то, чтобы пойти на эти необходимые шаги до 22 апреля?

P. S. Пока писал этот пост, подоспела новость: Ухань ослабляет карантин, который продолжался два месяца, с 23 января. Пик количества новых смертей пришелся на день через три недели после начала карантина. На момент введения карантина в Ухане было 25 умерших. В Италии, на момент его введения 11 марта — уже 827; Италия, очевидно, опоздала по крайней мере на две недели.

Леонид Волков, политик