Блогосфера - все новости
30 марта 2020, 15:49
3069

Леонид Волков. Есть повод для оптимизма

© Фото ФосАгро

Опять немного number crunchingʼа, раз уж завелась такая традиция.

1. Совершенно ясно, что данные о «выявленных случаях» практически нельзя анализировать, слишком разные методологии. Где-то берут анализы только в тяжелых случаях, где-то и в легких, и в тяжелых, где-то тестируют массово и выявляют и бессимптомных носителей тоже. Где-то доля выявленных случаев падает с ростом количества проведенных тестов, а где-то нет (что означает только одно: носителей гораздо больше, и если бы были ресурсы больше тестировать, то и выявляли бы больше).

2. В этом плане, данные о количестве умерших более релевантны, хотя и они допускают вольность трактовок (много обсуждается, что в Италии делают анализы всем умершим, и записывают в жертвы коронавируса всех умерших носителей вируса, по какой бы причине они ни скончались). Тем не менее, эти данные, очевидно, гораздо меньше подвержены статистическим искажениям и манипуляциям.

3. В пользу этого говорит одно простое наблюдение. Из всех стран и территорий наиболее пострадавшим является Ватикан — понятно, что это статистический артефакт, там 6 случаев выявлено, но это дает 0,7% населения (7491 случаев на миллион). Однако дальше следует карликовое, но все-таки уже вполне настоящее государство Сан-Марино (6602 случая на миллион), Андорра (4323), Фареры (3254). Из всех государств Евросоюза наиболее «зараженным» является Люксембург — 0,3% населения, 3115 случаев на миллион, вдвое больше, чем в Италии.

4. Вы скажете — ну просто это такие замкнутые сообщества, где все всех знают, и все всех перезаражали? Конечно нет, отвечу я вам. В Люксембурге я когда-то давно жил почти полтора года, это самая настоящая страна (пусть и небольшая), размером — как по площади, так и по населению — примерно как Ингушетия. Обычные люди, ездят себе с работы и на работу, количество социальных контактов среднего люксембуржца совершенно точно ничем не отличается от количества социальных контактов среднего немца или бельгийца.

5. Так что же это за вирус такой, он что, избирательно поражает самые маленькие страны? Очевидно, нет. Просто, вероятно, в маленьких странах все же легче просто в силу масштаба выявить действительно всех или почти всех зараженных (следующая страна после Люксембурга — Исландия с 2989 случаев на миллион, и там точно тестировали тотально), и более видна реальная картина. Приведу еще один арифметический пример: 0,3% от населения США — это 1 миллион человек. Там на всю страну еще не сделано такого количества тестов, то есть, даже если бы все тесты без исключения были бы положительными, и 100% населения болело бы, официальная статистика по «зараженности» все еще отставала бы от люксембуржской.

6. Так что, на мой взгляд, вот это вот замечание про «статистические аномалии», которые наблюдаются в небольших европейских странах (вроде, не встречал его у других комментаторов) позволяет более трезво взглянуть на происходящее. Если считать, что в Люксембурге выявили всех или почти всех зараженных — видим там смертность около 1% (21 умерший из 1950 зараженных; средний возраст умерших — 80 лет ровно), в Исландии и того меньше (2 умерших из 1020 зараженных). Все это возвращает нас к разговору о гигантском недовыявлении легких или бессимптомно протекающих случаев в тех странах, где соотношение количества умерших к количеству зарегистрированных зараженных составляет 3-5% (как в Бельгии или Франции), и, тем более, 8-10% (как в Италии или Испании).

7. Опять же, из всех стран Евросоюза в Люксембурге с большим отрывом больше всего выявленных случаев на душу населения, но по количеству смертельных исходов на душу населения Люксембург отстает от Италии в 5 раз, от Испании в 4 раза. То есть еще раз и еще раз повторяем — если где-то резко растет количество выявленных случаев, так это хороший знак. Значит, массово тестируют, значит — видят реальную картину. А для оценки масштабов бедствия и эффективности принимаемых мер надо ориентироваться скорее на количество смертей.

8. И тут ситуация становится очень выпуклой: хотя пандемией охвачена вся планета, на две страны — Италию и Испанию — приходится более 50% всех смертей во всем мире, и эта тенденция сохраняется в течение всей недели. Там — реальная катастрофа системы здравоохранения и все очень грустно.

9. Но есть и повод для оптимизма. Мы уже говорили, что нельзя корректно сравнивать количество выявленных случаев между разными странами из-за крайне различных методологий подсчета. Но внутри одной страны, с осторожностью, все же можно. Смотрим и видим, что в Италии пик количества выявленных новых случаев был 21 марта, и с тех пор никогда больше так высоко столбик не зашкаливал. В Испании — 26 марта. И в том, и в другом случае — это как раз через 10 дней после введения строгого карантина.

10. Поскольку в районе 16—20 марта на карантин ушли почти все европейские страны, на наступающей неделе можно ожидать аналогичного перелома тренда в каждой из них. В США — несколько позже. В России — не раньше, чем через 2-3 недели, увы.

Такие вот подсчеты получились.

Леонид Волков, политик

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru