Блогосфера - все новости
13 апреля 2020, 16:01
8332

Леонид Волков. До пика и выхода из эпидемии еще далеко

© Фото с сайта mos.ru, Михаил Мишин

Мы уже обсуждали, что данные по «выявленным случаям» коронавируса вообще нерелевантны. Разные страны придерживаются абсолютно разных стратегий тестирования, используют тесты разного качества и сравнение данных об официальном числе выявленных случаев, равно как и суммирование их по разным странам, не имеет ни малейшего арифметического или медицинского смысла. С огромной осторожностью (исходя из того, что лучше уж какие-то данные, чем вообще никаких) можно смотреть на динамику по выявленным случаям внутри одной страны, при условии, что та не меняла методику подсчета и отчетности (но многие страны за время эпидемии успели ее поменять и даже не по разу).

На этой неделе появилось последнее и мощное доказательство того, что все данные по «количеству выявленных случаев» ни о чем на самом деле не говорят — результаты большого обследования жителей общины Гангельт в округе Хайнсберг в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия, где была локализована первая крупная вспышка заболеваний новым коронавирусом в Германии (вспышка началась после традиционного карнавала 25 февраля).

По результатам исследования, которое провела группа вирусологов из университетской клиники в Бонне, удалось установить, что специфические антитела к новому коронавирусу есть примерно у 15% жителей Гангельта — хотя в числе «подтвержденных случаев» значилось лишь около 2% жителей. Другими словами, большая часть гангельтцев, заразившихся коронавирусом, перенесла его бессимптомно или с такими легкими симптомами, что обращения к врачу не понадобилось. И реальная смертность (доля умерших от числа инфицированных) в Гангельте составила 0,37%, то есть в пять раз меньше, чем смертность, которая вычисляется путем деления количества смертей в Германии на количество всех официально подтвержденных случаев в Германии (около 2%).

Другими словами, исследование в Гангельте подтвердило, что порядка 80% (четверо из пяти) людей, заражающихся новым коронавирусом, болеют им бессимптомно или практически бессимптомно, и реальные оценки смертности должны быть уменьшены впятеро по сравнению с теми цифрами, которые так пугают всех, кто изучает данные с сайтов типа worldometers без погружения в вопрос.

Вместе с тем, увы, они остаются высокими. Смертность 0,4% — это в идеальном случае, при немецкой медицине, и если нет перегрузки системы здравоохранения, если хватает этих самых пресловутых аппаратов ИВЛ. И это — от всего населения.

Сезонный грипп, с которым все еще сравнивают коронавирус самые упертые ковид-отрицатели, убивает 0,1% заболевших, но болеют им далеко не все — от тех или иных штаммов гриппа у большой части населения всегда есть иммунитет. Если самым страшным и повальным гриппом переболеют 20% всего населения (это даже завышенная оценка: обычно сезонным гриппом болеют 5-10% взрослых и 20-30% детей) — это значит, что он приведет к в 20 раз меньшему количеству смертей, чем новый коронавирус, к которому иммунитета нет ни у кого, и который, если ничего не делать, настигнет каждого.

В 20 раз больше смертей, чем «обычный грипп» — это пугающая разница, но это при идеально справляющейся системе здравоохранения.

Судя по накопленным данным, грубо и на пальцах «формула распространения» нового коронавируса выглядит так. Из 100% подцепивших его, 4/5 переносят бессимптомно или очень легко. А из 20% оставшихся, реально заболевших, 4/5 могут спокойно переболеть дома, «как гриппом». Увы, оставшаяся 1/5 от 1/5 — те, кто заболеют тяжело, получив полноценную пневмонию — это все еще 4% от всего населения. А пневмония — это очень тяжелая болезнь всегда, вне зависимости от того, есть сейчас в мире эпидемия или нет. Особенно для пожилых людей, для людей с другими болячками — но, конечно, и молодых здоровых людей тяжелая пневмония подчас убивает тоже.

Вот и получается, что если этих 4% тяжело болеющих от всех зараженных есть кому лечить, то, после всех этих реанимаций и ИВЛов, подавляющее большинство из них выздоравливает. Девять десятых. А одна десятая — нет, и получаются 0,4% реальных смертных исходов, как в Германии.

Но поскольку ни одна страна в мире и ни одна медицинская система и близко не может обеспечить аппаратами ИВЛ 4% населения или долго (несколько недель) лечить в госпиталях тяжелые пневмонии, то вся борьба и идет за то, чтобы страшные 0,4% (в масштабах России — 500-600 тысяч смертей, если заразятся все), не превратились в ужасающие 4% (в масштабах России — 5-6 миллионов смертей), если система здравоохранения будет перегружена.

Разница между 0,4% и 4% — огромная.

В Москве, как признала Анастасия Ракова, около 4000 пациентов уже в больницах с пневмонией (и при этом до сих пор официально без подтвержденного коронавируса) — это соответствует, как мы только что посчитали, по крайней мере 100 тысячам реально зараженных. Официальная статистика отстает на порядок (но она и не может не отставать).

Берегите себя. До пика и выхода из эпидемии еще далеко. Хотя данные немецкого исследования все равно не могут не настраивать на оптимистичный лад и не могут не заставлять думать: ну когда же уже будет доступное и массовое тестирование на антитела, чтобы куча бессимптомно переболевших людей, знающих свой «ковид-статус», могла возвращаться к нормальной жизни?

Леонид Волков, политик

Подписывайтесь на канал Росбалта в Яндекс.Дзен