Блогосфера - все новости
21 апреля 2020, 14:20
7079

Андрей Мовчан. Нефть никуда не падала

© СС0 Public Domain

Друзья, товарищи, господа, дамы и неопределившиеся!

Позвольте вас попросить: никогда, вы слышите, никогда не говорите, что 20 апреля 2020 года цена нефти упала до отрицательных значений!

Ибо, сказав это, вы демонстрируете очень простую вещь: вы готовы говорить с чужих слов то, чего вы не понимаете и в чем не разбираетесь. И потому вам потом верить не будут уже ни в чем.

Нефть никуда не падала. Американская нефть продолжает стоить на терминале около 17 долларов (плюс!); «Брент» с поставкой в Скандинавию — около 18 долларов; «Уралз» — около 15 долларов. Это до обидного мало, но это деньги; может быть и хуже — спрос на нефть упал на 22-23%, производство ее еще только собирается падать на 10% с 1 мая. Хранилища заполнены, большинство супертанкеров — тоже. Стоимость хранения растет. Пандемия продолжается, спрос на нефть не будет расти еще 2-3 месяца, да и потом его рост будет медленным. НО — нефть стоит положительных денег и не собирается стоить очень сильно меньше — фьючерсы на май стоят выше спота!

Так что же упало и так стукнуло Financial Times по голове, что они написали про отрицательную нефть?

Упала до «минус много» цена дериватива на нефть — расчетно-поставочного фьючерса с экспирацией 20-го апреля и поставкой в мае (майский фьючерс). Это спекулятивный инструмент, использующийся для ставок на изменение цены на нефть, он как правило закрывается (противоположной сделкой) до экспирации, и спекулянт фиксирует прибыль или убыток. Если же это почему-то не сделано, то в обычной жизни спекулянт получает нефть и перепродает ее дальше.

Но вчера звезды сошлись уникальным образом: цены на нефть после сделки ОПЕК+ продолжили падение (а часть спекулянтов ждала роста и входила во фьючерсы), хранилища заполнились и хранение стало стоить дорого, общее движение цен на рынке вчера было отрицательным.

Всего было проторговано майских фьючерсов примерно на 225 млн баррелей нефти. Из них около 10% (плюс-минус) осталось незакрытыми к дню экспирации. Большинство было «в руках» роботов, которые, следя за трендами, либо закрывают позицию перед экспирацией, либо сохраняют ее в физической форме. «Сигналы» рынка побудили роботов решить закрывать позиции и… «шортить» на экспирации; а покупать в лонг в этот момент было некому — звезды сошлись, как я уже сказал. В результате ситуация вышла из-под контроля на объеме в 10-15 млн баррелей (+200 минус 400 млн долларов, цифра равная физическому нулю в масштабе мирового рынка). Образовалась уникальная ценовая картинка — никогда в истории фьючерс на нефть на экспирации не торговался в такой отрицательной зоне.

Июньские фьючерсы не дрогнули — им нет дела до шорт-сквиза по остаткам какого-то другого фининструмента. А ситуация 20-го апреля 2020 года останется в нашей памяти как уникальное явление — типа полного солнечного затмения.

Кто-то как обычно видит в солнечном затмении конец света; кто-то мрачное предзнаменование. Но в реальности это — лишь красивое природное явление, надо любоваться, а не страдать.

Ну а что же с нефтью? Да ничего хорошего, разумеется. Спрос ниже производства, хранилища заполнены, КСА вытесняет Россию с европейского рынка, а это для «Уралз» основной рынок. Надо готовиться к тому, что ближайшие новые контракты мы будем заключать по 10-13 долларов за баррель «Уралз». Сравните с 45-50, о которых мы говорили еще недавно, и поймете, что будет с российским бюджетом. Знали мы это 19-го апреля? Конечно. Что нового мы узнали 20-го? Ничего (ну, кроме того, что чудеса случаются, особенно на рынках сложных деривативов).

Что будет дальше? Дальше мы будем ждать и страдать. И, возможно, еще сокращать добычу — даже не в рамках сделки, а потому что никто не покупает нефть. А потом кончатся карантины, полетят самолеты, поедут автомобили, заработают кондиционеры в офисах и спрос на нефть будет расти. Сперва он съест лишние запасы (цена не изменится), потом он будет удовлетворяться ростом предложения от гибких производителей (в первую очередь сланца); потом окажется, что расконсервировать добычу тяжело и долго, а спрос уже вырос достаточно — и цена пойдет вверх. А потом окажется, что отказ от капекса в 2020 году сказывается на перспективах добычи — и цена еще пойдет вверх. И «Брент» будет стоить 50 долларов за баррель или больше. Но будет это не сейчас и не завтра.

Нефтяная зима будет долгой. Будем надеяться, что ФНБ и разума наших властей хватит (ну, извините, я сам понимаю что второго уже давно не хватает — ну хотя бы первого пусть хватит, при нынешних ценах года 2-3 продержимся на голодном пайке).

Вот и все.

Андрей Мовчан, экономист