Блогосфера - все новости
7 мая 2020, 16:17
6214

Павел Тычина. Наши люди умерли до COVID-19

© Фото Facebook НИИ им Склифосовского

Давайте рассмотрим возможные группы причин более низкой смертности от COVID-19 в России.

1. Сработали методы самоизоляции и карантина, стариков удалось уберечь от заражения.

2. В России очень сильно занижают статистику (и/или в Европе сильно завышают статистику).

3. Российские врачи и другие специалисты очень умело работают во время эпидемии.

4. Смертность низкая из-за особенностей популяции (меньше доля групп риска COVID-19, как и в других аналогичных странах).

Начинаем.

1. Сработали методы самоизоляции и карантина, стариков удалось уберечь от заражения.

Методы самоизоляции и карантина работают в плюс, но они работают явно не лучше, чем в других странах. Если бы удавалось эффективно изолировать стариков, то и изоляция в целом работала лучше, чем во многих других странах. При умелых действиях результаты должны были быть похожи на Австралию, которая в транспортном смысле так же отрезана от мира, как и Россия. Однако России не удалось достичь австралийских результатов.

Поэтому эта гипотеза отпадает. Здесь у России точно нет преимуществ.

2. В России очень сильно занижают статистику (и/или в Европе сильно завышают статистику).

Это первое, что всем приходит в голову, включая специалистов по статистике и демографии. Однако цифры показывают, что российская статистика если и занижена, то не сильно. В апреле 2020 года в Москве умерло на 1500 человек больше, чем в среднем умирает в апреле. А от COVID-19 официально умерло 700 человек.

Конечно же, статистику в России не могут не занижать. Таковы инстинкты российских чиновников и других работников, от которых зависит статистика. Просачивается единичная информация о некоторых случаях, когда смерть от COVID-19 не записали как смерть от COVID-19. Однако, скорее всего, это занижение укладывается в 30%.

В Европе тоже статистику сильно не завышают. Общая смертность выросла. Например, в Англии выросла в 2,5 раза по сравнению со средним уровнем. Какое здесь завышение смертности от COVID-19?

В общем, манипуляции со статистикой влияют на картину, но полностью ее не объясняют.

3. Российские врачи и другие специалисты очень умело работают во время эпидемии.

Так считает минздрав России и чиновники ВОЗ. И борьба с эпидемиями у нас действительно сильнее, чем остальная медицина. Кроме того, русские люди в целом хорошо и героически работают в условиях аврала.

Однако это тоже полностью не объясняет величину различия в смертности. В самом лучшем случае 30% эффекта. Чтобы различие было значимым, недостаточно одной лишь самоотверженности. Должны быть научные прорывы, ноу-хау, эффективные методики, применяемые на практике и т. д. И это должно быть намного лучше, чем на Западе.

Но мы не видим прорывных российских публикаций и российских научных прорывов в этой области. Значит, работа в условиях эпидемии не может полностью объяснить различие в смертности.

4. Смертность низкая из-за особенностей популяции (меньше доля групп риска COVID-19, как и в других аналогичных странах).

А вот эта причина как раз очень хорошо все объясняет.

Развитые системы удерживают на плаву жизнь максимально возможного количества сложных медицинских случаев. В развитых системах доля группы риска для COVID-19 выше.

Чтобы было более понятно, нужно построить зависимость доли группы риска от возраста (то есть какова доля группы риска в возрасте 30-35, какова доля группы риска в возрасте 35-40 и т.д).

Эта кривая для Италии будет во всех возрастах проходить выше российской. Плюс к тому там и старых людей больше.

Аналогичная кривая для Восточной Европы будет тоже проходить ниже во всех возрастах, чем для Западной Европы.

Социальная и медицинская система Западной Европы работают как искусственный отбор на большую долю группы риска для COVID-19.

В слаборазвитых странах групп риска COVID-19 меньше во всех возрастных группах. Их просто не удалось спасти до эпидемии.

Это объясняет основную причину различия в смертности.

Наши люди умерли до COVID-19.   Павел Тычина, блогер