Блогосфера - все новости
15 июня 2020, 20:15
42327

Константин Сонин. Дефляция в США

© Фото с сайта whitehouse.gov

Вышли данные по инфляции в США за май 2020. Индекс потребительских цен упал за май на 0,1%. Впервые в истории индекс падает три месяца подряд. Если вникать в детали, цены на еду выросли чуть-чуть, но падение цен на энергоносители так велико, что в целом цены падают. За год с июня 2019-го индекс вырос на 0,1%, то есть цены не растут.

Дефляция — один из самых мощных механизмов, который превратил крах фондового рынка в 1929 году в Великую депрессию. Именно поэтому председатель американского центробанка в каждом выступлении клянется «сделать все возможное». Например, покупать такие ценные бумаги, на которые раньше ЦБ было запрещено даже смотреть. Уже давно пошучены все шутки про сотрудников ФРС, ходящих по домам, чтобы скупить у детишек карточки от «Манчкина» и «Доминиона»…

Для тех, кто хочет в одну картинку понять, как так может быть, что ЦБ печатает деньги «сколько возможно», а цены падают, обращаю внимание на картинку. На ней нарисовано процентное изменение (за 100% принято 1 января 2007 года) двух показателей — «то, что печатает ЦБ» (синяя линяя) и «деньги» (M2, красная линия).

Видно как во время кризиса ФРС печатала деньги опережающими темпами (бэйлаут, потом «количественное смягчение»), но количество денег в экономике росло ровно тем же ровным темпом, что и до кризиса. Неудивительно, что инфляция была все время меньше 2% в год, всего ничего. Почему таким ровным темпом? Потому что именно в этот ровный темп ФРС пыталась попасть, выбирая, сколько бумажек печатать.

Две оговорки. Во-первых, самая главная сила, которая снижает цены — это ожидания граждан и фирм относительно цен. В США они ожидают падения, поэтому их центробанку так трудно удержать цены от падения. В России граждане и фирмы ожидают роста цен, поэтому движение ЦБ в сторону не то что количественного смягчения (=отрицательной ставки), а в сторону снижения ключевой ставки с нынешнего уровня — тут же приводит к усилению ожиданий.

Во-вторых, те, кто понимает объяснение с графиком (помните, что-то, что мы называем «деньги» — это М2, а не то, что печатает ЦБ), замечают в правом углу красной линии настоящую, серьезную аномалию. Что ж, напоминаю, что мы находимся в разгаре самого тяжелого кризиса в американской экономике за последние 80 лет… Просто сделайте на эту поправку и линия снова станет прямой.

Константин Сонин, экономист