Блогосфера - все новости
3 июля 2020, 14:57
4060

Аркадий Любарев. Единственный смысл сокращения протокола — сокрытие важной информации

Когда ЦИК в своем Порядке общероссийского голосования решил сократить итоговый протокол, мы это сильно критиковали. Нашим главным аргументом было то, что это позволяет скрыть от общества важную информацию о голосовании. Представители ЦИК тогда юлили и пытались как-то свое решение обосновать. Но теперь наша правота очевидна. Во всяком случае в отношении выездного голосования.

С досрочным голосованием немного проще. ЦИК каждый день публиковал число проголосовавших нарастающим итогом по регионам. Конечно, это тоже не совсем правильно. Но мы по крайней мере могли сохранять опубликованные данные и потом самостоятельно вычислять, сколько проголосовало в тот или иной день.

Да, только по регионам. В разрезе ТИК и тем более УИК я таких данных не видел, и эта важная информация от общества фактически скрыта. Тем не менее, общий масштаб досрочного голосования известен.

С выездным голосованием ситуация принципиально другая. А ведь в пункте 3.6 Порядка общероссийского голосования сказано: «ЦИК России, избирательные комиссии субъектов Российской Федерации по мере поступления ежедневно доводят до всеобщего сведения информацию о числе участников голосования, проголосовавших (получивших бюллетени для голосования) до дня голосования, в том числе вне помещения для голосования».

Вот это «в том числе» имеет неоднозначное толкование. Обычно оно означает, что нужно отдельно публиковать то, что «в том числе». Так, например, отдельно публикуют НДС, входящую в цену товара или услуги. Или в итоговом протоколе на выборах публикуют число проголосовавших досрочно и отдельно — в том числе в УИК. Но ЦИК истолковал свой Порядок иначе и публиковала общие данные о досрочном голосовании, не выделяя отдельно выездное голосование.

А с выездным голосованием в этот раз все непросто. Раньше мы часто называли его «голосованием на дому», это были практически синонимы. Теперь оно состояло из как минимум трех разных компонент. Первый — то самое надомное голосование. Второе — так называемое скверное голосование, то есть голосование в скверах и прочих придомовых территориях. Третий — голосование на предприятиях.

Для того чтобы понять, как прошло голосование, надо иметь данные о каждой из этих компонент. Например, по сообщениям некоторых коллег, на определенных участках доминировало голосование на предприятиях.

Но для начала хотя бы знать общий уровень выездного голосования. В протоколах его нет. Есть только в актах, которые составлялись в УИК, но официально эти данные нигде не суммировались. А неофициально? Вот Алексей Венедиктов нам сообщил: в Москве вне участков голосовало 600 тыс. человек. Откуда такая информация? Очевидно, из МГИК. Значит, они ее собирали с участков через ТИКи. Но не публиковали.

Ну, хорошо, от Венедиктова ее скрыть не удалось, и он, спасибо, сообщил обществу. Но опять-таки — только общую информацию по всей Москве. А ведь информация даже по районам может очень красноречиво рассказать об административном ресурсе. Так что ее не зря скрывают. Легко предположить, что в других регионах эту информацию тоже собирали. Но там не нашлось своего Венедиктова.

А теперь хочу обратить внимание на один существенный аспект. Главным аргументом в пользу сокращения протокола всегда было снижение трудоемкости. Мол, чем меньше в нем строк, тем быстрее и легче УИКи и ТИКи смогут подвести итоги. И еще аргумент: мол, в сокращаемых строках информация не существенная.

Теперь же наглядно видно, что все эти аргументы лукавые. Информация существенная, раз ее все же собирают. Да только трудоемкость сбора гораздо выше, чем если бы она была просто в протоколе, который вносится в ГАС «Выборы», и затем все данные автоматически обрабатываются и суммируются.

Так что единственный смысл сокращения протокола — сокрытие важной информации от общества.

Аркадий Любарев, эксперт в области законодательства