Блогосфера - все новости
13 июля 2020, 15:14
2283

Аббас Галлямов. Ошибка Кремля

© Фото с сайта khabkrai.ru

Хабаровские протесты вовсе не значат, что люди абсолютно уверены в невиновности Фургала. Полностью исключать его вины не может никто, они тоже. Фишка в том, что вопрос, виновен их губернатор или нет, сейчас перед хабаровчанами не стоит.

Фургал стал для жителей региона политическим символом, а все обвинения — какими бы тяжелыми они не были — они из другой, неполитической, плоскости. Они существуют как бы в параллельной реальности. «Если хотели его арестовать, надо было делать это до того, как мы за него проголосовали. А теперь он не ваш, он — наш. Он символ нашей свободы, нашей субъектности. Доказательство того, что мы — политически — существуем».

Политика — это автономная сфера, со своей собственной внутренней логикой, и ошибка Кремля заключается в том, что он об этом забыл. Немудрено. Он столько лет уничтожал политику, заменяя ее администрированием, что разучился смотреть на ситуацию политически.

Что будет происходить с отношением к Фургалу дальше?

В январе 2014 года Путин уволил губернатора Челябинской области Юревича. Тот был достаточно популярен — насколько вообще может быть популярен руководитель в таком, вечно всем недовольном, регионе. Цифр рейтинга я сейчас не помню, может, Николай Сандаков подскажет. Зато я помню данные фокус-групп, проведенных сразу после отставки. Народ о Юревиче отзывался очень хорошо. Он, дескать, дороги строил, а то, что его в коррупции обвиняли, так это еще бабушка надвое сказала, мало ли кого и в чем у нас обвинить могут.

Через два месяца провели новый замер. Оказалось, что рейтинг Юревича упал, по-моему, в два раза, а на фокус-группах люди говорили примерно следующее: «Ну да, дороги он строил, но не на свои же деньги. Деньги он из Москвы получал. И неизвестно еще, сколько он на этом своровал, про его коррумпированность слухов много ходило».

Надо отметить, что никакой кампании по дискредитации Юревича никто не вел, в СМИ про него просто не вспоминали.

Неудача делегитимизирует. Особенно в России. Конечно, у нас есть автостереотип, будто русский человек с особой симпатией относится к несчастным и гонимым, не знаю, может быть и так. В любом случае, в политической плоскости это проявляется редко, в политике у нас предпочитают сильных и вечно побеждающих.

Сработает ли в случае с Фургалом, механизм, сработавший в ситуации с Юревичем? Не знаю, полностью исключить этого не могу. Устав бороться и не дождавшись никакой реакции центра, средний хабаровчанин в какой-то момент может подумать: «Ну что я могу тут поделать? Все, что мог, сделал. Москва на меня не реагирует. Да и вообще непонятно, а вдруг это правда? Ну не случайно ведь Москва так уперлась. Дыма без огня не бывает». Как говорил Гегель, все действительное разумно.

А может быть, в этот раз все будет по-другому. Все-таки Юревич не был лидером протеста, а Фургал именно им и является. А у протеста своя логика — чем больше власти кого-то бьют, тем сильнее вокруг этого кого-то народ сплачивается. Главное, что сейчас может дискредитировать Фургала, это информация о том, что он сдался и «сдал хабаровчан». Например, просит оправдательного приговора в обмен на добровольное сложение полномочий и отъезд из региона.

Пока правда Кремль действует ровно в противоположном направлении. Усиленно внедряет мысль, что горожан на протесты подбивает «команда Фургала». Получается, что тот не сдался, что он продолжает борьбу.

Аббас Галлямов, политолог