Блогосфера - все новости
13 июля 2020, 18:21
1292

Владислав Иноземцев. Войны за «святые места» — самые бессмысленные конфликты в истории

© СС0 Public Domain

Так как одной из наиболее будоражащих сейчас моих друзей и подписчиков тем стало возвращение статуса мечети храму Св. Софии, который с 1935 года был музеем, я тоже позволю себе высказаться на эту тему, отметив три момента, которые кажутся мне требующими внимания.

Первое. История богата на самые разнообразные события, и святые для одних народов и конфессий места, в том числе и храмы, использовались по тому же назначению представителями других конфессий сотни раз. Прежде чем утратить Св. Софию в статусе христианской церкви в 1453 году, сами христиане успешно приспособили под свои службы массу чужих храмов — тут можно вспомнить и «Храм всех богов» Адриана, более известный под названием Пантеон, превращенный в христианскую церковь Бонифацием IV в 609 году; и мечети Баб-эль-Мадрум и Эль-Даббаджин в Толедо, до сих пор использующиеся как христианские храмы, в которые они превратились после Реконкисты, и многие другие подобные случаи. Поэтому сам факт того, что Св. София оказалась главной мечетью столицы Османской империи, не является чем-то неординарным. Удивляться стоит скорее тому, что она на время перестала ей быть в 1935 году.

Второе. Принятие решения о возобновлении служб в Св. Софии является прерогативой турецкого правительства и внутренним делом Турции. В России, где эту новость восприняли небезразлично, в последние годы власти передали Русской православной церкви сотни бывших церквей, которые долгое время не использовались для богослужений, а часть из которых, как и Св. София, была музеями — поэтому осуждать турецкие власти ровно за такое же решение как минимум странно. Еще более странно отрицать за ними их суверенное право принять такое решение на фоне активного «восстановления» Россией своего суверенитета и отбрасывания разного рода условностей на этом пути.

Статус объекта всемирного наследия ЮНЕСКО, которым обладает храм, требует сохранения его в неизменном виде — и единственное, чего следовало бы не допустить, так это нарушения целостности тех христианских мозаик, каковые для большинства мусульман странно видеть в действующей мечети. Если этой проблеме будет найдено решение, можно будет только порадоваться.

Третье. Сегодня раздается множество голосов, в том числе и в западных странах, которые осуждают Турцию чуть ли не за «возврат к исламизму». Здесь хочется напомнить два обстоятельства. С одной стороны, Турция является светским государством, не препятствующим религиозной свободе. В одном Стамбуле сегодня действуют 75 греческих и 48 армянских православных церквей, не подвергающихся никаким гонениям (при том, что доля христиан в населении Турции не превышает 0,5%).

Да, исламский элемент в турецкой политике сейчас очень заметен, как заметны и диктаторские замашки главы государства. С другой стороны, возникает вопрос о том, почему поворот Турции вспять от демократического государства к авторитаризму и подъем ислама стали реальностью? Это произошло во многом потому, что Запад десятилетиями игнорировал желания значительной части турецкого народа стать частью объединенной Европы — неудачные переговоры о вступлении страны в Европейский Союз прекрасно документированы и хорошо известны. Отталкивать соседа долгие годы и удивляться, что он не играет по вашим правилам — довольно странная поза.

Завершая, я хочу сказать, что не пытаюсь встать на сторону Эрдогана и выразить восторг по поводу принятого турецкими властями решения. Но я убежден, что сейчас самым бессмысленным и опасным является нагнетание истерии по этому поводу. Войны за «святые места» во все времена были самыми бессмысленными конфликтами в истории человечества — и очередные споры вокруг них менее всего достойны современного мира.

Владислав Иноземцев, экономист