Блогосфера - все новости
21 июля 2020, 12:23
1734

Алексей Чадаев. Центру нужны генерал-губернаторы, а регионам — «свои» вожди

© Стоп-кадр видео

Назначение Дегтярева и первые реакции на него высветили сразу две узловых проблемы нашей внутриполитической архитектуры. 

1. «Франшизный» характер партийной системы. 
2. Двойственная роль главы региона — как представителя территории и как оператора федеральных задач.

Протестовавшие за Фургала Дегтяреву, понятное дело, откровенно не рады. То, что они однопартийцы, мало ему помогает. Ключевая к нему претензия — каким бы ты ни был, ты в первую очередь не местный. 

Что значит «франшизная» политсистема? Это значит, что вся многопартийность существует только в Москве и в телевизоре. В региональную политику она проецируется у нас обычно следующим образом. Тот или иной «авторитетный предприниматель» из местных покупает у федеральной партии — будь то КПРФ, ЛДПР, СР и «далее везде» — право представлять ее бренд в регионе. Дальше он формирует под себя региональное отделение партии (в большинстве случаев — попросту загоняя своих сотрудников в члены оной и формируя таким образом региональную ячейку) и выдвигается на выборы. И благодаря этому получает возможность в случае возникновения проблем по бизнесу — например, маски-шоу — представить ситуацию не как «спор хозяйствующих субъектов», а как «преследование оппозиционера по политическим мотивам». 

Фургал — это просто наиболее радикальный случай такой механики. Есть битва за «Амурсталь», есть федеральные хищники, отжимающие у локальных мафий активы, в том числе и с использованием силового ресурса. Поскольку силовым ресурсом с федералами меряться трудно, против него выдвигается ресурс политический — причем с отчетливо «сепаратистским» привкусом. Но по факту это еще и региональный бунт против аппетитов влиятельного придворного клана, и у него будет много тактических союзников. 

И вот здесь вопрос номер два: роль губернатора. 

Вопрос ведь не в избрании/назначении. Вопрос в том, что в одной и той же позиции главы региона сконцентрированы две противоречащих друг другу функции. Одна — быть лидером региона, легитимно представляющим его интересы перед центром. Вторая — быть ответственным оператором идущих из центра бюджетных потоков и исполнителем ставящихся в этом самом центре задач. 

На архаическом языке — это позиции «предводителя местного дворянства» и, соответственно, «генерал-губернатора». 

Центру нужны генерал-губернаторы. Регионам — и в первую очередь даже не «илитам», а именно обычным избирателям — нужны «свои» вожди, которые представят и защитят интересы нашей земли. Соединить эти два в одном почти невозможно — они все время конфликтуют. Если человек скорее «предводитель» — у него вечно проблемы в коммуникации с центром. Если скорее «генерал-губернатор» — непрочно сидит на регионе, не пользуется поддержкой местных. 

Проблему штукатурили всемогущим когда-то «пеаром»: ставили «генерал-губернаторов», а потом делали выборы, где вроде как они получали огромные цифры поддержки при голосовании. Но это все — сплошные натяжки, подтасовки и склейки; а главное, «пеар»-то на самом деле не всемогущ. Хабаровск, Владивосток, Абакан и Владимир стали два года назад теми местами, где схема треснула. То, что сейчас, — последствия именно 18-го. 

Теоретически решение должно бы состоять в том, чтобы разделить позиции назначаемого представителя президента в регионе и избираемого главы региона. Но весь вопрос в том, как поделить полномочия и избежать конфликтного двоевластия.

Алексей Чадаев, политолог