Блогосфера - все новости
29 июля 2020, 16:55
1349

Владислав Иноземцев. Чем меньше шапкозакидательских планов, тем лучше

© CC0

Российские власти в очередной раз заговорили о необходимости обеспечить рост несырьевого экспорта — и должен заметить, что в этом нет ничего невозможного, хотя надо иметь в виду два обстоятельства.

С одной стороны, России тяжело конкурировать не только с развитыми странами, но даже с Китаем и основными экономиками Азии на рынках конечной промышленной продукции, тем более высокотехнологичной — значит, надо пытаться занять место на рынках менее высокомаржинальных товаров (например, на рынке сельхозпродукции). Здесь уже есть успехи — с 2001/02 по 2017/18 год экспорт зерна из России вырос с 7,1 до 53,4 млн тонн и стал самым большим в мире.

С другой стороны, как любой новый игрок, Россия вынуждена выходить на рынки тех стран, которые не предъявляют особых претензий к качеству, и на рынки тех товаров, что относятся к более дешевым ценовым категориям (если говорить о том же зерне, 35% поставок идут сейчас в Египет, Турцию и Иран), тогда как, например, американская пшеница уходит в основном в Мексику, Японию и Южную Корею. Это, повторю, совершенно естественно и потому нормально.

Подтверждением стали недавние кейсы по другому аграрному продукту, мясу. Хотя часто говорят, что Россия не справляется с импортозамещением (в 2019 году поставки говядины к нам составили 280 тыс. тонн), доля страны в мировом валовом производстве мяса выросла с менее чем 2% в 2000 году до 3,5% в 2020-м, а экспорт в 2010—2019 годах подскочил в 35 раз. За первые шесть месяцев текущего года Россия увеличила экспорт мяса в 2,2 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Здесь мы видим оба отмеченных выше момента, проявившиеся в практически хрестоматийном виде.

Россия сегодня уже вошла в первую пятерку стран-производителей мяса птицы в мире и по итогам текущего года может войти и в первую пятерку производителей свинины. Средняя оптовая цена курицы и свинины сейчас в 4 и 2 раза ниже, чем говядины — но тут Россия конкурентоспособна за счет низкой стоимости производимых у нас кормов и эффективности крупных птице- и свиноферм, и поэтому имеются все шансы воспользоваться данным преимуществом. К тому же свинина и мясо птицы в большей мере идут в переработку, чем говядина или баранина, и требования к качеству здесь объективно ниже, что позволяет конкурировать более эффективно. Кроме того, поставки российского мяса сейчас осуществляются в основном на рынки периферийных стран — так, в этом году доля Китая (включая также Гонконг) составила почти 54% (еще 16% обеспечила Украина), что, на мой взгляд, оставляет поле для последующих маневров.

Конечно, на все это можно сказать, будто сельское хозяйство — это не то стратегическое направление, прорывы на котором определят будущее России. Однако куда важнее два других обстоятельства. Во-первых, в этой сфере мы привыкаем к нормальным практикам освоения новых рынков, которая всегда и всюду предполагает сначала вхождение на них с товарами относительно низкой гаммы и затем развитие успеха; появление сначала на периферийных рынках и затем переход к освоению более искушенных.

Во-вторых, развитие производства и экспорта аграрной продукции указывает на то, что дорогу на мировые рынки прокладывают частные российские компании, ориентированные на малозависимые от политики правительств рынки потребительских товаров — и это правильная тактика в мире, где госкорпорации (что российские, что, например, китайские) все чаще будут становиться объектом санкционной политики. В общем, чем больше у нас будет маленьких экономических успехов и меньше шапкозакидательских планов, тем лучше…

Владислав Иноземцев, экономист