Блогосфера - все новости
12 октября 2020, 17:26
1231

Михаил Макогон. В режиме осады

© Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

С новой волной пандемии пропаганда вытащила привычную шарманку: вот власти-то хотят как лучше, но если безответственные граждане останутся безответственными — придется бате вытащить ремень и всех закрыть по домам.

Понятно, более или менее, к чему и для чего это. Это к будущим вопросам о компенсациях. С вами же по-людски хотели, сами доигрались до закрытий, с себя и спрашивайте.

Но, если присмотреться, довольно легко увидеть степень ответственности и последовательности в подходе властей к пандемии. Я сейчас про досмотровые зоны на входе транспортных узлов. Про все эти рамки на вокзалах и аэропортах. Мы знаем источник этих кордонов. В январе 2011 года террористы взрывают бомбу в аэропорту Домодедово, реакцией на что действующего президента Медведева становится чиновничий вопль в стиле Салтыкова-Щедрина: мол, а как это так у вас досмотра на входе нет?

Дальнейшее развитие событий было довольно предсказуемо: все соображения специалистов по безопасности о том, что досмотр на входе — это узкое место, которое только размножит жертв теракта, но никак его не остановит — отправились в урну, а транспортные узлы по всей стране в спешном порядке оборудовали рамками и наняли дополнительных бездельников.

В обычной жизни это просто вредительство. В России и без того отношение к дверям религиозное: любая школа, вокзал, аэропорт, университет, торговый центр, министерство, театр — всегда в режиме осады. Сколько дверей задумал архитектор, насколько умопомрачительную и величественную входную группу спроектировал — это его персональные творческие проблемы, у нас будет работать одна, в идеале — служебный вход через подвал.

Вот к этой проблеме, которая всегда раздражает, а порой вылазит «Зимними вишнями» — теперь на единственной калитке еще и стоят скучающие вертухаи. Неправда, что наследие Медведева полностью вычищено. Каждый раз что в допандемические времена я оказывался в час-пик, перед праздниками, например, в аэропорту, где сто человек жмутся на 20 квадратных метрах досмотровой зоны у входа — я как-то вспоминал что в России было больше двух президентов. Или когда приходится давать кругаля через всю вокзальную площадь, а затем взбираться с тяжеленным чемоданом на высокое крыльцо, потому что ты не можешь как десять лет назад просто выйти на платформу, ведь для удобства террористов все перекрыли заборами, оставив единственную лазейку, где гарантированно окажется масса людей. Во времена же, когда ходит опасный вирус, когда закрывается бизнес, люди теряют работу, а пропаганда винит граждан в «безответственности», которая влечет «жесткие меры», когда кассовые зоны украшены маркерами «социальной дистанции», когда людей штрафуют за тотемные маски — максимальная ликвидация «бутылочных горлышек» в местах массового скопления, вот этих узких и душных рассадников всего на свете, рожденных и существующих в припадке бюрократического безумия, разгон по домам на самоизоляцию тамошних топтунов — это, по идее, то с чего нужно начать, если вы, хотя бы, хотите изобразить серьезное отношение к вопросу.

Как побывавший за полгода в Нижнем Тагиле, Екатеринбурге, Москве, Питере, Нижнем Новгороде, Коврове, Перми — могу ответственно засвидетельствовать, что в пейзаже изменилось что угодно, кроме этого.

Михаил Макогон, публицист