Блогосфера - все новости
30 октября 2020, 20:33
4462

Кирилл Мартынов. Российское государство заложило под себя бомбу

© Фото Александра Калинина

Вот история о силе искусства.

Нынешний закон против «оскорбления чувства верующих» был придуман как ответ дисфункционального государства на акцию Pussy Riot 2012 года. В ходе той акции, напомню, не происходило ровным счетом ничего криминального, просто несколько людей попрыгали в храме, а потом наложили на этот видеоряд музыку.

Сажать Толоконникову и Алехину было решительно не за что, но очень хотелось, поскольку акция была отнюдь не антирелигиозная, но антиавторитарная. Им в итоге дали знаменитые «двушечки» якобы за хулиганство, а попутно государственные мужи засели писать особый закон, чтобы впредь за такое можно было сажать уже систематически.

Этот бюрократический сон разума породил лингвистического монстра «оскорбление чувств верующих»: выражение в силу своей канцелярско-клоачной интонации намертво вклеилось в тело современного русского языка. Что такое «оскорбленные чувства», могли бы, вероятно рассказать сентименталисты XVIII века, а потом в прагматике современного мира это как-то потерялось.

Но законопроект оказался разрушительно эффективным: государство гипостазировало особые чувства верующих как некую онтологическую категорию. Причем единственной функцией таких чувств, единственным переключателем в боевой режим является оскорбление. Чувства вещь неконкретная, она не может быть описана объективно. Совсем другое дело оскорбленные чувства, которые ложатся в основу судебного приговора.

Так российское государство между делом решило проблему квалиа — непередаваемого субъективного опыта от первого лица. Суд разберется, какая у вас там такая квалиа, гражданин.

Доверчивые граждане начали вовсю оперировать «оскорблением чувств» как реальным объектом, и описывать через этот канцелярский термин свой частный опыт. Google trends подтверждает: до марта 2012 года никаких оскорбленных чувств в русскоязычном интернете просто не существовало, зато теперь они круглосуточно оскорблены.

В одном из докладов, посвященных «оскорбленным», упоминается судебное дело, в котором потерпевший сторонник «языческой славянской веры» подал заявление на другого сторонника той же веры за то, что этот последний оскорбляет чувства добрых христиан. Потерпевшему было плевать на христиан: своими действиями он хотел отомстить обвиняемому за неправильное поклонение Перуну. Чем все кончилось, я не знаю, но суды завалены подобными делами.

Чары канцелярита велики, вчера Дмитрий Песков сравнил оскорбление чувств верующих с убийствами, заявив, что то и другое в равной степени недопустимо. Это шаг к твердому средневековью, где магические преступления вроде продажи души диаволу караются наравне с убийством бренных тел и даже жестче.

Чувства растут, не оскорбить их практически невозможно. Оскорбление чувств становится самоочевидной истиной и карается смертью. Примерно об этом сегодня заявил кумир миллионов борец Хабиб.

Так российское государство, желая мелочно отомстить Pussy Riot за просьбу к Богородице прогнать Путина, заложило под себя бомбу.

Вот как работает сила искусства.

Кирилл Мартынов, журналист