Блогосфера - все новости
18 ноября 2020, 14:15
917

Владислав Иноземцев. Армении необходимо трезво проанализировать причины поражения

© Фото из аккаунта www.facebook.com/wwwmodgovaz/

В ближайшие дни, согласно заключенному между Пашиняном и Алиевым при посредничестве Путина соглашению армянские силы должны передать контроль над Кельбаджарским, Агдамским и Лачинским районами, которые они удерживали с 1994 года, Азербайджану. Я могу себе представить — о том пишут многие медиа — какая огромная человеческая трагедия стоит за этим шагом. Я могу согласиться и с тем, что значимую роль в военном поражении Армении сыграли участие в конфликте Турции и нейтралитет России. Однако мне кажется, что большинство аналитиков, оценивающих итоги недавно закончившейся второй карабахской войны, умышленно избегают касаться в этом контексте развития ситуации в самой Армении, выводя проблему чуть ли не на уровень конфликта цивилизаций или как минимум серьезной геополитики.

Между тем ведение войны за пределами собственных международно признанных границ и удержание сопредельных территорий на протяжении длительного времени требует больших усилий — экономических, политических и военных. Армению нередко сравнивают с Израилем, и на то есть основания: древнейшие народы рассеяны по миру, обладают диаспорами, превосходящими население своих стран; находятся во враждебном окружении; пережили в ХХ веке два страшных геноцида. Однако на этом сходства завершаются, и начинаются различия. Основное из них я вижу в экономике — если в 1960 году ВВП Израиля составлял 52% от совокупного ВВП соседних стран (Египта, Сирии и Иордании), то в 2019-м — уже 116%; однако эти же цифры для Армении (при сравнении с Азербайджаном и Турцией) находились на уровне 1,4% в 1990 году и 1,5% — в 2019-м. При этом отношение населения Израиля к числу жителей соседних недружественных стран лишь вдвое превышает армянский показатель (7,11% против 3,22%), а если зачесть в число врагов еврейского государства и Иран, то окажется практически таким же. Однако Израиль, окруженный врагами и не обладавший природными ресурсами, стал высокоинновационной глобализированной экономикой, производящей в том числе и самые современные вооружения (он является 10-м в мире экспортером оружия), которая практически идеально воспользовалась потенциалом как собственного населения, так и диаспоры.

Армения на этом фоне выглядит совершенно иначе: она остается одной из самых бедных республик бывшего Союза при одной из самых богатых диаспор; новые производства в республике практически не создаются; 20% рабочей силы занято в сельском хозяйстве; страна пребывает в стороне от любых транзитных путей и ориентируется на Россию — государство, которое не может обеспечить обороноспособность союзников (достаточно вспомнить, сколько войн, ведшихся советским и российским оружием, было проиграно в разное время и на разных континентах). В отличие от успешных глобализированных экономик, Армения — предельно мононациональная страна, надеющаяся на развитие международного сотрудничества в условиях, когда даже официальная экономическая статистика практически недоступна ни на каком языке, кроме армянского. Достаточно посмотреть на Ереван и на Баку, сравнить вечный недострой Большого Каскада с Башнями пламени и Центром искусств Гейдара Алиева, чтобы понять, какая из стран развивается, а какая — нет. Будучи членом ЕАЭС и имея статусы наибольшего благоприятствования в торговле с ЕС и США, Армения торгует с Россией лишь немногим больше, чем Киргизия. Иностранные инвестиции в страну в прошлом году составили $255 млн — в шесть раз меньше, чем переводы от эмигрировавших за рубеж армян. При этом особые надежды возлагаются не на жизненно необходимую «догоняющую индустриализацию» с опорой на иностранный (причем явно не российский) капитал, а на создание неких привлекательных для мирового бизнеса офшорных финансово-инвестиционных центров, и, прости Господи, туризм (об облике провинциальных армянских городов я тут просто промолчу).

Поражение в войне с Азербайджаном, надеюсь, подведет черту в постсоветском периоде в развитии Армении и откроет путь к новому периоду, в котором будет некое реальное содержание, а не только отсылка к «пост-» чему-то. Истории известна масса примеров того, как не обладающие очевидными конкурентными преимуществами и природными богатствами страны после эпических военно-политических катастроф становились экономическими и технологическими лидерами: Япония, Германия, Корея, Тайвань, да и тот же Израиль. Даже Кипр, часть которого была оккупирована Турцией ровно в эти дни 37 лет назад, после той трагедии нашел в себе силы превратиться из сонной сельской провинции в динамично развивающуюся страну с международно признанным образованием, качественным здравоохранением и прекрасной инфраструктурой.

Сегодня надо раскрыть глаза и признать, что война, увы, и в XXI веке остается средством решения политических споров и что международное право (хотя в данном случае апелляции к нему с армянской стороны выглядят как минимум двусмысленно) не всегда может помочь разрешению конфликта. Все это — печальная реальность наших дней. Но еще более печальным будет отсутствие попытки Армении после военного поражения трезво проанализировать его причины и попытаться вырваться из состояния failed state на основе рецептов и правил, давно и хорошо известных всему остальному миру.

Владислав Иноземцев, экономист