Блогосфера - все новости
20 января 2021, 12:26
1734

Иван Бабицкий. Как власть может помешать Навальному?

© Коллаж ИА «Росбалт»

Выход фильма про дворец Путина — хорошая иллюстрация к простому ответу на вечный вопрос критически мыслящих, так сказать, граждан: «Почему Навального до сих пор не посадили, если он такой принципиальный борец с режимом?» Вот, Навальный в тюрьме, а фильм вчера вышел— и там уже больше 18 миллионов просмотров. И дальше (расследования — ред.) будут выходить, независимо от того, посадят его или нет.

Навальный с очевидностью сознательно выбирает такие виды деятельности, которым власть не может помешать, даже отправив его в тюрьму, — но может им этим только помочь, поскольку обаяние образа бесстрашного борца с диктатурой и коррупцией от преследований резко усиливается, а большинству критиков в оппозиции они затыкают рот. Вот и весь рецепт.

Можно ли арестовать сайт и YouTube-канал Навального? Нет, конечно, они вне досягаемости российских властей. Можно ли помешать его соратникам делать расследования? Нет, их совершенно не обязательно делать, будучи в России. Тут что Христо Грозев, что ФБК (объявлен в России иностранным агентом — ред.) — работай хоть в Буэнос-Айресе. И личное участие главы ФБК тут не требуется, естественно, он же не сам пробивает пациентов по базам.

Что интересно, даже с выборами та же история: российские штабы Навального не были необходимым элементом проекта «умного голосования». Все «умное голосование», ставшее самым громким успехом 2019 года, — это фактически сайт. И то, что сам Навальный летом не вылезал из спецприемника, никак не помешало ни массовому выходу людей на улицы, ни выигрышу почти половины мест в Мосгордуме в сентябре, ни другим конфузам власти. Как до того организация всероссийских несогласованных митингов вроде тех, что были после «Димона», не требовала по большому счету ничего, кроме публикации призывов и информации в интернете. Штабы помогают, но в случае чего можно и без них. Поэтому мы видим, что даже их до сих пор не закрыли.

Навальному важно быть в России политически, чтобы делить с соратниками опасности и доказывать делом, что он не боится. Но практически от его местонахождения мало что зависит. В тюрьме он, на воле в Москве или в эмиграции на острове Пасхи — наши компьютеры все равно с нами, и интернет пока не запрещен (Telegram, правда, пытались заблокировать, но не осилили задачу). Поэтому для режима издержки от его посадки или убийства перевешивают выгоды.

Конечно, убить его все же попытались, но, как мы видели, с железным условием: чтобы смерть непременно выглядела естественной. Ради этого даже пошли на выбор ненадежного способа отравления малой дозой, с высокой вероятностью неуспеха. Теперь «естественно» уже не получится, поэтому решатся ли его в этот раз хотя бы посадить в тюрьму — далеко не очевидно. Скоро станет ясно, что перевесит — желание отомстить за унижение или расчет.

Возвращение Навального в Россию, вопреки впечатлениям многих, — не самопожертвование, а рискованная игра на повышение. Тюрьмы он не боится и готов рисковать жизнью, но не исключено даже, что выигрыш будет чистым и мы скоро увидим его на свободе.

Иван Бабицкий, историк