Блогосфера - все новости
10 февраля 2021, 20:34
2899

Константин Сонин. Теперь имя Навального известно всем россиянам

© Коллаж ИА «Росбалт»

Левада-центр (организация признана иноагентом в РФ) опубликовал результаты опроса о фильме «Дворец для Путина». Результаты очень впечатляют — надо понимать, что опросы Левада-центра в последние годы скорее систематически занижают, чем завышают поддержку оппозиции. Две трети опрошенных либо видели фильм (26%), либо знакомы с его содержанием (10%), либо что-то слышали о нем (32%). Это хорошо бьется с количеством просмотров фильма на Youtube. Больше половины считают, в той или иной степени, фильм правдивым. Этот же опрос показал резкое снижение доверия к президенту Путину (у 17% из числа знакомых с фильмом и 12% у россиян).

Экономист, специалист по работе с данными опросов, Алексей Захаров считает, что эти цифры показывают что фильм «нанес удар по репутации» президента, но я не уверен, что цифры говорят именно об этом. Мне кажется, что основная причина падения доверия и, одновременно, причина рекордно высокого уровня интереса к расследованию коррупции — в резко ухудшившемся положении среднего россиянина в 2020 году. Во-первых, реальные доходы граждан упали, по официальным данным, на 4-5%. Это много, особенно на фоне десятилетней стагнации и ощущения тупика. (Из новейшей российской истории хорошо известно, что и более тяжелая экономическая ситуация может восприниматься легче, когда есть ожидания — пусть даже иллюзии — наступающих изменений.) Во-вторых, не надо недооценивать потерь от коронавируса — даже официальные 160 тысяч погибших от Росстата это очень много, а по более достоверным оценкам независимых экспертов потери вдвое больше. Этот тяжелый фон, конечно, давит вниз рейтинги доверия к власти. И, одновременно, увеличивает интерес к антикоррупционным расследованиям.

Обратите внимание: если тяжелая экономическая ситуация и снижение оптимизма является причиной и высокого количества просмотров, и падения рейтинга президента, то между «просмотрами» и «падением рейтинов» — не причинно-следственная связь, а корреляция. Также это, возможно, указывает на то, что популярность антикоррупционных расследований сейчас выше, чем собственно популярность политика Алексея Навального. Это касается не только экономики: судя по (также рекордным) цифрам просмотров расследования покушения на него, результатами этого расследования возмущено гораздо (в разы) больше людей, чем готовы поддерживать Навального. То есть, возможно, существует большой процент (если не десятки процентов) людей, которые одновременно не поддерживают политика Навального и считают, что использовать сотрудников ФСБ для заказных убийств или судей для сведения политических счетов недопустимо. Это — существование значительной категории граждан, которые недовольны тем, что делают власти и не поддерживают Навального — гипотеза, которую не так просто проверить. Но если она верна, то это оправдывает многолетнюю стратегию Навального — фокусирование на коррупции, злоупотреблениях политиков и тяжелом экономическом положении граждан, а не «вождистский культ».

Тем не менее, одним из ключевых итогов последних месяцев является превращение Навального в политическую фигуру национального масштаба. По существу, одну из двух фигур такого масштаба. Этому, конечно, способствовал конкретный жест — добровольное возвращение на родину и в тюрьму после покушения. Этот жест имеет смысл не только потому, что его совершали политики — того же филиппинского лидера оппозиции Бениньи Акино, которого предупреждали, что не нужно возвращаться, он вернулся и его тут же, на выходе из самолета, убили. (Его вдова и сын стали президентами.) Этот жест — герой добровольно отдает себя в руки врага — классический для христианской культуры, и многократно воспроизводился в ключевых художественных произведениях, от «Хроник Нарнии» до «Гарри Поттера». Для моего поколения этот жест — жест Люка Скайоукера, опускающего меч перед императором и разрушающего задуманную императором схему. (На две серии раньше эту жертву Люку подсказывает его учитель Оби Ван Кеноби, опускающий меч перед Дартом Вейдером.) Для младшего поколения, 20+, тех, кто заполнил улицы городов по всей России в январе — это, конечно, жест Рей из тех же «Звездных войн», которая сдается без оружия, чтобы силой своего поступка изменить ход истории. То, что Навальный после возвращения оказался в тюрьме в результате очевидно внеюридической процедуры, сыграло в точности по этому сценарию.

Мощнейшая информационная кампания, развернутая на главных телеканалах против Навального, только закрепила его статус национального лидера. Теперь его имя известно всем россиянам. Насколько эффективна может быть такая кампания на фоне недовольства, вызванного ухудшившимся в 2020 году экономическим положением, непонятно. Память коротка — и сейчас происходившее вокруг Бориса Ельцина, лидера только наклевывающейся оппозиции советскому руководству, в 1987-89 годах никто не вспоминает. Осенью 1987-го Ельцин был снят с должности первого секретаря Московского горкома КПСС и выведен из Политбюро ЦК. В марте 1989-го он был триумфально избран делегатом по общемосковскому округу на первый Съезд народных депутатов. (Через два года он стал лидером страны почти на десятилетие.) Полтора года между этими двумя датами, октябрь 1987 и март 1989, он был объектом негативной информационной кампании, государственной, гораздо более мощной, относительно всех доступных источников информации, чем сейчас против Навального. Например, газетные отчеты о выступлениях на московском пленуме коммунистов состояли почти полностью из политических проклятий Ельцину. Точно то же самое происходило на всесоюзной партийной конференции 1988 года, которая впервые транслировалась в прямом эфире. Все выступления были критическими или очень критическими. Но зритель увидел не то, что хотели ему сказать партийные лидеры — бесконечный ряд лигачевых-воротников-зайковых-пономаревых, а то, насколько они малограмотны и косноязычны.

Константин Сонин, экономист