Блогосфера - все новости
15 февраля 2021, 16:30
6549

Александра Архипова. Мы видим и обсуждаем не саму акцию, а ее представление в социальных сетях

© СС0 Public Domain

«Когда качаются фонарики ночные» — наш новый тип акции.

Что это за тип акции такой — выйти с фонариком? И что могут сказать про это социальные антропологи?

Напомню хронологию. Леонид Волков призвал всех желающих выйти во двор в 8 вечера 14 февраля и посветить фонариком. Звучало несколько нелепо, и первая реакция была более чем прохладна, скажем честно. Потом последовала очень резкая (и как правило, не очень продуманная) реакция представителей власти: людей, желающих выйти с фонариками, сравнили с предателями родины. Это в общем, никому не понравилось и сразу мобилизовало на акцию много людей. И люди вышли и прямо ночью 14 февраля обменивались фоточками с фонариками во дворе.

А теперь давайте на секунду отвлечемся. Скажем, на улицу Ленина в 2 часа пришли 1000 людей и скандируют лозунги «Пиву — да!», «Даешь больше пены!». И мы все понимаем, что это митинг и что он происходит в физическом пространстве. Как правило, такой митинг на улице Ленина замечается наблюдателями, которые присутствуют тут же: это и прохожие, и журналисты и, конечно, дворники. Результаты наблюдений начинают распространяться и вызывать общественную реакцию.

А здесь что происходит? Люди собрались в разных физических пространствах, и наблюдатели их почти не видели. Мы видим и обсуждаем не саму акцию, а ее представление в социальных сетях, например, я наблюдала, как люди читали большой репортаж «Медузы» и говорят «ого, как нас много, круто». Тогда возникает вопрос — где именно произошел акт протеста? В физическом пространстве на условных улицах Ленина в разных городах или все же в виртуальном пространстве, когда тот, кто увидел множество фотографий с фонариками из разных городов, понял, что думающих так, как он, много и испытал эмоцию, которую испытывают на физическом митинге? Это уже не митинг 1, полностью погруженный в физическую реальность, это множество действий, вполне бытовых, которые почти стали митингом 2 — политическим волеизъявлением в виртуальной реальности.

Александра Архипова, доцент РГГ