Реакция
1 сентября 2021, 14:34
1762

Александра Архипова. О причинах популярности «Мужского государства»

© CC0

Вчера ночью мне не спалось, и в целях прокрастинации я стала думать: вот что бы я ответила на вопрос журналистов «Почему „Мужское государство“ так популярно?» (кто не знает, это канал в ТГ, его создатель — некий Поздняков).

Да, это культура мизогинии (ненависти к женщинам), да, патриархальный паблик. Да, такие настроения будут использоваться (по крайней мере, опосредованно) государством для охраны «традиционных ценностей», но все же — почему этот канал так популярен? Когда в связи с наездами на рекламу ресторанов про него начали писать, вечером 30 августа там было 87 тыс. подписчиков, сейчас уже больше 93 тыс.

Итак, я решила провести экспресс-антропологическое исследование. Для этого, глубоко дыша, я подписалась на канал «Мужского государства» и читала его сутки.

Так вот. «Мужское государство» представляют как сообщество сторонников агрессивного патриархата, и это отчасти верно, по крайней мере, по языку.

Но содержательно там не так много мизогинии, как все думают. В этом канале в основном занимаются тем, что с некоторой натяжкой можно было бы назвать «Давиды против Голиафа». По крайней мере, участники группы явно воображают себя давидами, а Поздняков — главным «Давидом». Поздняков учит своих последователей, как нападать на то, что мы называем «корпорации» — на кампании, сетевые магазины и рестораны, на «Яндекс», наконец (напомню, что сеть японских ресторанов «Тануки» вывесила рекламу с афроамериканцем, «Мужское государство» начало посылать угрозы, обрушивать рейтинг, отказывать оплачивать доставку еды из «Тануки» через «Яндекс.еду»). Своим последователям Поздняков подробно расписывает инструкцию, что и как можно «обвалить» и «заставить плясать под свою дудку» и предлагает простые алгоритмы из нескольких шагов.

Этот страх перед Голиафом — большими корпорациями — свойственен человеку индустриального и постиндустриального мира, начиная с 1970-х годов XX века. «Они нас эксплуатируют, а мы будем защищаться». Как защищаться? Например, слухами о вредительстве. Отсюда берутся и легенды о том, что в гамбургерах «Макдональдса» — сперма, а в «Кока-Коле» — крысиные хвосты, и что бигфарма нас чипирует — тоже оттуда.

Одному маленькому человеку не удастся сразиться с корпорацией, а вот легиону озлобленных — уже сильно проще. Люди, которых Поздняков отправляет нападать на «чужих и сильных», начинают чувствовать себя силой, которая может свалить то, что кажется им непобедимым — и даже благодарят своего лидера за это.

Неудивительно, что язык Позднякова в этой группе — это язык военных операций: «приготовиться!», «в атаку».

Так что «Мужское государство» стало популярным (и все прибавляет в популярности) не только (и не столько) за счет ненависти к женщинам и любви к патриархальным ценностям, а за счет возможности «натянуть нос более удачным».

Александра Архипова, антрополог, доцент РГГУ

Нет сил читать? Смотри наши видео на Youtube