Реакция
6 октября 2021, 20:37
1935

Алексей Макаркин. Сложные политические маневры потеряли актуальность

© Фото из аккаунта www.facebook.com/gennadiy.mojeiko

Закрытие редакции «Комсомольской правды» в Беларуси последовало вслед за двумя обстоятельствами. Во-первых, корреспондент газеты Геннадий Можейко так и не вышел на свободу. Во-вторых, белорусские власти, весьма скупо комментировавшие историю с его задержанием, заявили о том, что он пытался через Россию улететь в третью страну, и при оформлении выезда выяснилось, что Можейко не может находиться на территории России: ранее российскими властями было принято решение о нежелательности его пребывания в стране. После этого Можейко вернулся в Беларусь и был задержан. При этом белорусское «Еврорадио» не обнаружило фамилии Можейко в списке невъездных, находящемся на сайте Главного управления по вопросам миграции МВД России.

На всю эту историю можно взглянуть шире — в контексте отношения российской власти к Александру Лукашенко. С одной стороны, Лукашенко воспринимается как неудобный партнер, которые не склонен держать свое слово (например, в вопросе признания Абхазии и Южной Осетии) и не собирается идти на принципиальные политические уступки Москве в вопросе об интеграции. Кроме того, стабильность его положения в Беларуси вызывает серьезные сомнения с учетом непопулярности среди жителей крупных городов, в первую очередь, минской агломерации. В этих условиях было возможно продолжение издания «Комсомольской правды» как издания, лояльного российской власти, но достаточно критичного в отношении Лукашенко.

С другой стороны, можно говорить об усилении координации между российскими и белорусскими силовиками после прошлогоднего афронта с вагнеровцами. Результатом этой координации стала совместная операция по аресту и экстрадиции в Беларусь политолога Александра Федуты и адвоката Юрия Зенковича. Для российских силовиков белорусские коллеги, преследующие оппозицию — это своего рода братья по оружию (по аналогии с украинскими «беркутами», которые были трудоустроены в российские силовые структуры). В рамках силовой логики любая реакция на гибель представителя дружественной силовой структуры, кроме решительного осуждения и всесторонней помощи государству, совершенно недопустима. Даже если материал и был удален через несколько минут (пролукашенковские медийщики уже заявили, что это не оправдание, так как его успели перепечатать оппозиционеры).

Похоже, что в ситуации с «Комсомольской правдой» и ее корреспондентом возобладала именно эта логика. Поэтому российские официальные представители официально заявляют, что не могут защищать Можейко как белорусского гражданина (хотя он и работает в «Комсомольской правде»). А сама газета, которая стала полностью несовместимой с режимом Лукашенко, прекращает свою работу в Беларуси. Сложные политические маневры в этом случае потеряли актуальность.

Алексей Макаркин, политолог

Самые интересные новости и статьи Росбалта в Telegram