Главные новости
В России - все новости
15 сентября 2011, 15:42

Мать солдата рассказала о муках новобранцев на учениях "Центр-2011"

ЧЕЛЯБИНСК, 15 сентября. О массовых нарушениях во время международных военных учений «Центр-2011» под Чебаркулем сообщили родители одного из южноуральских солдат-срочников, побывавшие в палаточном лагере.

Как пишет «Новый регион», Ольга Родионова, мать Ивана Голубева, призванного в июле текущего года из Южноуральска, 21 августа впервые навестила сына к месту его службы. Она оказалась в палаточном лагере войсковой части 7-й отдельной танковой бригады войсковой части 89547 Чебаркульского гарнизона на полигоне «Азов».

Там, по ее словам, на ее глазах старослужащий кавказского происхождения бил молодого срочника. При этом происходящее не вызвало никакой реакции у проходивших мимо офицеров и других солдат. "Сын сказал, чтобы я не вздумала поднимать шума, иначе ему будет хуже, чем сейчас. По его словам, "сейчас хоть почти не бьют, только прокачивают". Били солдат буднично и обыденно, никого не смутило мое присутствие", – рассказала мать солдата.

Она сообщает, что кроме физического насилия в части практикуется и психологическое. В один из дней родители стали свидетелями такой сцены: у одной из палаток в ряд выстроились четверо солдат, стоя на одной ноге, а рукой делали что-то напоминающий брежневский жест приветствия. Напротив них сидели трое «дедов» и смеялись.

По словам матери солдата, баню на полигоне топят по 2 раза в неделю, на помывку дается всего 15 минут. Однако, помыться удается не всем. Перед помывкой военнослужащих осматривает медик. Учитывая, что на ногах почти всех новобранцев гнойные мозоли, в баню их не пускают, "чтобы не распространять заразу".

Между тем, сохранить ноги от гнойных мозолей практически невозможно. По рассказам солдат, «деды» отбирают у них новые сапоги и меняют их на старые. В результате некоторым приходиться ходить в обуви меньшего размера. Тесные ботинки сильно натирают ноги, что приводит к образованию мозолей, загноению.

В частности, у Ивана Голубева посинела и опухла загноившаяся пятка, в результате поднялась температура. На медицинский осмотр его вызвали только после того, как мать надоела звонками командованию части. К тому времени солдат самостоятельно очистил рану от гноя, и фельдшер заявил, что с ногой "все в порядке". В ответ на просьбу хотя бы обработать рану, ему выдали перекись водорода и пластырь. Через 40 минут после того, как встревоженная мать пожаловалась командиру части Евгению Камбарову, сын прислал ей СМС: «Что ты наделала, мама».

Между тем, как выяснила женщина, 21 августа в части произошло массовое отравление. На завтрак солдатам дали рис, смешанный с протухшей консервированной сайрой. На следующий день слегла значительная часть гарнизона, однако в лазарет отправляли только пострадавших с высокой температурой. Остальные переносили инфекцию на ногах.

Однако, по словам матери, наибольшую угрозу для здоровья солдат представляет утилизация снарядов. Солдаты, занятые на этой работе, разгружают боеприпасы ежедневно по 6 часов. Вес одного снаряда – 110 килограммов, разгружают их по несколько вагонов в день. Как рассказывает мать солдата, никто не обучал срочников этой работе и правилам безопасности, никто не брал с них письменное согласие на участие в такелажных работах.

Также женщина жалуется, что молодым солдатам до сих пор не выплатили денежное довольствие. Обещали, что деньги будут не раньше февраля. В итоге молодые люди не могут купить себе элементарные средства гигиены: мыло, туалетную бумагу. «Почта не привозится и не увозится. Посылки во взвод сына нужно посылать на имя сержанта, и тогда они до них гарантировано доходят. Это им повезло, что сержант попался взрослый контрактник и для них за «спасибо» получает почту в Чебаркуле», – рассказывает женщина.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения матери, стал недавний инцидент с сыном.

«Вечером 13 сентября около 23 часов получила от его сослуживца сообщение, что старослужащий ударил сына поленом по голове за то, что тот уснул в наряде на посту», – рассказывает она.

В результате женщина решилась на крайнюю меру, отправив СМС-сообщение командиру части, в котором пригрозила, что если сыну будет плохо, она отомстит командиру и его семье. «Я написала, что приеду и вылью литр кислоты на командира Камбарова. Разумеется, я написала это от отчаяния, от страха за жизнь сына. Командир, ранее никак не реагировавший на мои жалобы и звонки, немедленно обратился в чебаркульский отдел ФСБ, и со мной уже провели беседу по телефону, посоветовали встретиться и «договориться» с командиром», – рассказала Ольга Родионова.

Между тем, давление на ее сына продолжается. В последний раз по телефону юноша рассказал, что, узнав о том, что он пожаловался матери, местные «деды» уже высказали ему угрозы со словами: «Теперь ты «ссученный». Мы добьемся, что однажды ты «сыграешь скрипача». Она считает, что это можно расценить как прямую угрозу убийством.

В настоящее время жительница Южноуральска уже обратилась в Челябинскую военную прокуратуру, а также к командующему войсками ЦВО, военному прокурору округа, уполномоченному по правам человека в Челябинской области. Аналогичное заявление она намерена передать в Чебаркульскую военную прокуратуру, но сомневается, что ее туда пропустят: прокуратура расположена на территории части, куда сейчас вход ограничен из-за подготовки к учениям.