Кавказ используют втемную

Направить энергию недовольных жизнью масс в нужное русло – такова задумка инициаторов "антикавказской" волны. Если вывести на улицы тысячи людей и устроить беспорядки, то потом напуганным обывателем будет проще манипулировать.

В ряде регионов России прошли митинги под общим лозунгом «Хватит кормить Кавказ». Подготовка сопровождалась усиленной агитационной работой в Интернете. Несмотря на это мероприятие массовым не стало. Зато на трибуне московского митинга можно было увидеть «харизматичных» лидеров как националистического, так и праволиберального движений.

Хотя организаторы акции подчеркивают, что не ставят целью отделение Северного Кавказа от остальной России, им мало кто верит. Ведь провозглашенный лозунг явно несет в себе отрицающий момент. Если бы призыв звучал иначе, например «Деньги – селянам нечерноземной зоны России!», то и реакция была бы другой.

Многие наблюдатели отмечают, что призыв «Хватит кормить Кавказ» далеко не нов и порядком «истрепался» за прошедшие десятилетия. «Идея ухода России с Кавказа бродит с начала 1990-х годов. То о ней вспоминают, то она уходит куда-то в тень», – напомнил в интервью корреспонденту «Росбалта» директор Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН Виктор Черноус. А историк, профессор Северо-Осетинского госуниверситета Руслан Бзаров подсчитал, что провокационный лозунг использует как минимум третья волна политических авантюристов.

Впрочем, за любыми манипуляциями общественным сознанием всегда стоит чей- то интерес. «Есть две крайние силы, которые хотят «сбросить» Кавказ. Первая – это либеральные экономисты, которые рассматривают Кавказ как экономически неэффективный и бесперспективный. Вторая – это радикальное крыло русских националистов, которые исходят из других соображений, но тоже призывают отказаться от «кавказского бремени», – заметил Виктор Черноус.

Ранее эксперты отмечали, что организаторы "антикавказской" акции выбрали себе сравнительно «слабого» врага. В реальности траты российского бюджета на социально- экономические программы в регионе не столь велики по сравнению с другими статьями расходов. Однако борцы за справедливое распределение финансов почему-то не призывают российских экономистов и бизнесменов перестать выводить деньги на Запад. «Кавказ поглощает только 4% федерального бюджета. Поэтому яростные выпады против «кормления Кавказа» преследуют цель создать оппозиционному движению образ ложного врага», – уверен писатель и публицист Максим Калашников.

Направить энергию недовольных жизнью масс в нужное русло – такова задумка инициаторов "антикавказской" волны. Под раскрученную идею на улицы можно вывести тысячи людей и устроить их руками какие-нибудь беспорядки. Тогда напуганный обыватель согласится на какое угодно переформатирование политической системы и приход во власть новых фигур. «Вот у вас на шее сидит вурдалак, который пьет вашу кровь стаканами. А рядом сидит комар, который пьет кровь миллиграммами. И вот вам предлагают бороться с комаром, а вурдалака вы не замечаете», – привел пример Максим Калашников.

Одни наблюдатели ищут «кукловодов» происходящего действа за рубежом, другие указывают на заинтересованные фигуры в российских властных структурах. «Кто-то ради захвата власти когда-то развалил Советский Союз. Кто-то ради сохранения контроля над Россией встречался с Шамилем Басаевым летом 1999 года, а потом были очень интересные события. Если кто думает, что с тех пор что-то изменилось, то он ошибается. Национал-демократы называют отделение Кавказа «хирургической операцией». Но после операции люди, как правило, лежат в реанимации. А если наша страна сляжет в реанимацию, то в это время можно будет провести что угодно, в том числе устроить новый круг либеральных шоковых реформ», – отметил Калашников.

Впрочем, идея «посадить Кавказ на голодный паек» не получила бы распространения, если бы радикальные призывы не подкреплялись разумными аргументами. В статьях в поддержку своей идеи авторы лозунга приводят цифры, свидетельствующие о явном перекосе в финансировании тех или иных регионов. И вопрошают – почему северокавказские республики, в отличие от Ставрополья и Кубани, получают дотации в пересчете на население не меньше северных регионов.

Очевидно, проблема «закачивания денег на Кавказ» действительно существует. Если бы финансирование из госбюджета привело к возрождению промышленности в северокавказских регионах, увеличению занятости и наступлению стабильности на Кавказе, то вряд ли кто-то стал бы возражать. Вместо этого Северный Кавказ сегодня является "экспортером" террористов и безработного населения в другие регионы России.

«Митинги «Хватит кормить Кавказ» неправильно ставят проблему. Хватит кормить федеральную и региональную бюрократию, разворовывающую те средства, которые списывается под кавказские проблемы – вот как надо ставить вопрос. Ведь все идет на подпитку местных элит, а народам Кавказа мало что перепадает», – подчеркивает Виктор Черноус. Но тут все упирается в «извечную» проблему российской коррупции.

«Нужно говорить не о том, чтобы перестать выделять деньги на развитие Кавказа, но и о том, что нужно выделять их и на развитие российских регионов, и на поддержку русского населения на Северном Кавказе, на развитие тех экономических отраслей, которые будут закреплять русское население», – уверен Черноус.

Однако многие эксперты, обращая внимание на экономические моменты, упускают из виду еще один немаловажный аспект - идеологический. После войны в Чечне, в ходе антитеррористических операций в других регионах Кавказа, из уст северокавказских националистов и поддерживающих их московских правозащитников звучат обвинения, ни много ни мало, в адрес всего русского народа. Якобы злые «русские имперцы» силой удерживают Кавказ, чтобы угнетать его. Плюс к этому модным трендом стало утверждение со стороны некоторых представителей северокавказских этносов о «дискриминации» в российских городах – при проверке документов на улицах и т.п.

Не удивительно, что в ответ часть «имперцев» готова, что называется, психануть и сказать: да идите вы на все четыре стороны, раз такие нежные и думаете, что мы вас дискриминируем и силой удерживаем. «Бывает, что при каких-то условиях люди не могут наладить экономическую жизнь. Но если живешь за счет помощи других регионов, то и веди себя прилично. А то гонору много, так еще и денег дай! Ну, при такой «гордости» логично сказать – обеспечивайте себя сами», – отмечает ростовский политолог Алексей Синельников.

Пожалуй, дать отпор сепаратистам может интернационалистически настроенная интеллигенция. «Центральная Россия, Уральский регион, Сибирь, Поволжье, Кавказ для кого-то разнятся, а для меня – это моя Родина. Это наша великая страна, которую в очередной раз какие-то негодяи хотят разрушить. Россия формировалась как многоэтническое, многокультурное государство, умеющее объединить разные интересы и умеющее ответить на нужды разных народов. Россия, которую мы знаем, не должна быть потеряна. Поэтому мы должны защитить ее все вместе», – убежден Руслан Бзаров.

Национализм и сепаратизм как малых народов, так и больших, может привести к новому витку межнациональной напряженности. Поэтому возникает вопрос: что противопоставить национализму?

«Земли и народы, доставшиеся нам от предков, мы должны укрепить. Создать единую идентичность граждан России, которая должна вселять гордость и в кавказцев, и в представителей сибирских народов, и в русских», – предлагает философ, кавказовед Игорь Добаев.

Впрочем, одной идеологией сыт не будешь. И для начала явно следует дать по рукам коррупционерам, разворовывающим богатства страны и сеющим межнациональную рознь.

Дмитрий Ремизов