Узаконенная пытка тюрьмой

В России в местах лишения свободы преступлений совершается едва ли не больше, чем «на улице». Однако надзорные органы смотрят на происходящее за тюремными решетками сквозь пальцы.


© Фото Надежды Красновой

В России всегда находятся люди, жаждущие «посадок» - видимо, им кажется, что только таким образом можно навести «порядок». Как правило, те, кто желает другим оказаться за решеткой, сами там не бывали, но отчего-то на сто процентов уверены, что избегут такой же участи. Однако русская пословица гласит: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся».

Между тем, современная российская тюрьма и «зона» - это не гостиничные номера для Брейвика. А преступлений в местах лишения свободы совершается едва ли не больше, чем «на улице».

Одной из «горячих точек» стал Татарстан. Силовые органы республики в этом году «прославились» благодаря резонансной гибели от пыток задержанного мужчины в отделе полиции «Дальний». Информационный взрыв привел к отставке регионального министра внутренних дел.

В республиканской системе исполнения наказаний дела обстоят не лучше. За два неполных года в учреждениях УФСИН РФ по Татарстану покончили с собой 17 человек. Из них 11 совершили самоубийство в прошлом году. В 2012 году в колониях и изоляторах Татарстана совершено шесть самоубийств - два в ИК-10 (Менделеевск), по одному - в СИЗО №2 (Казань), в СИЗО №3 (Бугульма), в СИЗО №4 (Мензелинск). Последний случай произошел 5 октября в следственном изоляторе №1 Казани, когда повесился арестованный, ожидавший приговора суда.

А 12 октября Казанскому правозащитному центру стало известно об убийстве осужденного на центральной аллее исправительной колонии №2. По данным правозащитников, мужчина скончался от четырех ударов ножом, нанесенных ему другим осужденным. Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Убийство».

Случаи смертей происходят в тюрьмах и колониях и в других регионах. Похититель восьмилетней жительницы Ростова-на-Дону Александр Максимов покончил с собой вскоре после задержания, даже не дожив до заключения в СИЗО - повесился в камере изолятора временного содержания. Надзиратели оправдывались, говоря, что пытались помешать самоубийце, но не успели даже войти в камеру.

Резонанс в Интернете получила видеозапись грубого обращения начальника с заключенными СИЗО, расположенного в соседнем Новочеркасске. Данное учреждение тоже известно тем, что в нем ранее доводили до самоубийства заключенных. Полгода назад в тюремной камере один арестованный задушил другого. «Я вас уверяю, таких надзирателей хватает и в нашем крае», - заявил после просмотра видеозаписи руководитель Забайкальского правозащитного центра Виталий Черкасов - сам бывший сотрудник системы исполнения наказаний. По его мнению, такие люди не должны возглавлять СИЗО, но сейчас в системе ФСИН наблюдаются явные кадровые проблемы. Это впоследствии может привести к серьезным потрясениям в исправительных учреждениях страны.

Предупредить случаи преступлений и суицида в тюрьмах и колониях могла бы работа надзорных органов и общественности. Но первые смотрят сквозь пальцы на происходящее за тюремными решетками, а общественников часто просто не пускают в учреждения ФСИН. Тот же Виталий Черкасов сделал достоянием гласности случай в СИЗО-1 Читы: в августе начальник изолятора отказался пропустить правозащитника к осужденному, интересы которого Черкасов представлял по уголовному делу. Правозащитник добился того, что прокуратура Забайкальского края внесла представление в адрес главы регионального УФСИН, потребовав наказать зарвавшихся подчиненных.

Об аналогичных случаях препятствования работе рассказывают и представители Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) в Татарстане. «Администрация учреждений постоянно пытается трактовать и комментировать законы и приказы, как им захочется. Всегда ссылаются на то, что помимо федеральных законов и приказов у них есть распоряжения и приказы начальников учреждений. Неправомерные действия в отношении представителей ОНК, систематические задержки и затягивание наших посещений по различным поводам, нежелание начальников учреждения контактировать с нами, «официальные отписки» которые мы ждем по 30 дней - все это попытки УФСИН Татарстана противодействовать общественному контролю. А если есть противодействие, значит, у данного ведомства есть, что скрывать», - констатировал член ОНК Владимир Рубашный.

Надзиратели также препятствуют тому, чтобы общественники при инспекциях пользовались аудио- и видеозаписывающей аппаратурой.

«Эти попытки оградить места лишения свободы от общественного контроля очень схожи с теми, которые пару лет назад предпринимало МВД. Помните, как журналистам объясняли, как правильно нужно освещать деятельность тогда еще милиции. К чему это привело? Это вылилось в ситуацию с отделом полиции «Дальний». Общественный контроль для того и необходим, чтобы исключать возможности злоупотребления властью», - прокомментировал ситуацию председатель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов.

На Украине ходит анекдот о том, что нынешний президент Виктор Янукович, выбирая между финансированием школы и тюрьмы, решил потратить деньги на тюрьму. «В школу я уже не попаду, а вот в тюрьму - может быть…», - якобы сказал высший чиновник. Возможно, если бы российские чиновники тоже допускали возможность самим оказаться за решеткой, то и ситуация в отечественных тюрьмах и колониях была бы на порядок лучше.

Дмитрий Ремизов