Что такое "Кировлес"

Предприятие, оказавшееся в центре внимания СМИ, пребывает в плачевном состоянии - на нем введена процедура внешнего управления. Что стало причиной банкротства, и какова роль в этом Алексея Навального, рассказал первый заместитель директора КОГУП «Кировлес» Владимир Алалыкин.


© Фото Сергея Гуляева

Благодаря процессу над одним из лидеров российской оппозиции Алексеем Навальным «Кировлес» получил едва ли не мировую известность. Между тем предприятие пребывает в плачевном состоянии, введена процедура внешнего управления. О том, что стало причиной банкротства, и какова роль в этом самого Навального, корреспондент «Росбалта» попытался выяснить в беседе с первым заместителем директора КОГУП «Кировлес» Владимиром Алалыкиным. Он сразу предупредил: «По конкретному уголовному делу Навального никому не даем информации и не комментируем ситуацию в виду того, что сегодня идет судебный процесс. Мы не следователи и не судьи».

- Владимир Александрович, на информационно-агитационном стенде во время митинга у здания суда были продемонстрированы копии платежных поручений о выплате ООО «ВЛК» денег «Кировлесу». Действительно ли они не имеют задолженности перед вашей компанией?

- Задолженность  остается, но она незначительная. Все эти суммы (около 1,5 млн руб. – ред.) присуждены Арбитражным судом. Идет исполнительное производство по этим решениям, часть суммы поступает на наш расчетный счет.

- Если все будет выплачено, надо полагать, к «ВЛК» не будет  никаких претензий? Или там вопрос не в выплатах, а в  демпинговых ценах, по которым изначально продавали лес?

- Период деятельности  контрагента «ВЛК» был до нашего прихода в «Кировлес». Мы пришли сюда после того, как была введена  процедура конкурсного производства. В отношении КОГУП «Кировлес», как известно, с октября 2011 года  введена процедура банкротства. Комментировать ту сделку я не могу. На сегодняшний день предприятие не ведет производственную деятельность. Готовимся к ликвидации, к продаже на аукционе, на электронных торгах. Из прежнего коллектива практически никого не осталось, сейчас здесь работают не более десятка человек.

- Задержка платежей по договорам  - это обычная практика или что-то незаконное и уголовно-наказуемое?

- Это обычная  хозяйственная деятельность. Кто-то не рассчитал свои силы, по  каким-то причинам срывает сроки  оплаты по договорам. В отношении сделки с ООО «ВЛК» - там объем поставок был небольшой, на общее состояние «Кировлеса» это никак не повлияло. Непонятно, чего там вообще судить, если посмотреть на объемы, которые были выплачены — неоплаченными остались совершенно незначительные суммы.

- То есть к нынешнему состоянию  банкротства «Кировлеса» Навальный  и «ВЛК» отношения не имеет?

- КОГУП сегодня  должен реестру порядка 154 млн  руб. Есть у нас и текущая  задолженность, которая образовалась на стадии процедуры наблюдения - это 300 с лишним млн руб. Взыскание дебиторской задолженности – сейчас одна из основных задач конкурсного производства, чтобы наполнить конкурсную массу «Кировлеса». Полтора года мы судимся с различными компаниями.

- Этот процесс сопровождается  только арбитражным производством, или есть и другие уголовные дела?

- Уголовных  дел у нас нет, и в ближайшее время мы не видим оснований  для их возбуждения. Дело же  по «ВЛК» не нами инициировано  и не нами будет закончено.

- Какое имущество компании будет выставлено на торги?

- Ну, осталось какое-то имущество, сеть филиалов, лесхозы входят в имущественный комплекс, основные производства находятся в районах.

- Насколько выросла цена на лес с 2009 года?

- Да примерно  в тех же пределах колеблется. У леса вообще нет твердой  цены. Все зависит от сезонности, от доступности. В дальних районах, где нет железной дороги, где затруднен доступ, соответственно и цена ниже, рядом с железкой - выше. Сейчас транспортные расходы такие дорогие, что в некоторых районах просто невыгодно заниматься лесозаготовками, если лес за 200-300 километров от железной дороги.

Будучи общественным советником губернатора Кировской области Никиты Белых, Алексей Навальный предлагал ликвидировать «Кировлес», лесхозам дать самостоятельность, сделать их частными и заключать с ними контракты на аренду лесов и лесовосстановление по рыночным ценам, которые могли бы поддержать рентабельность предприятий. Тогда идею отвергли. Как и предложение Навального по организации на базе частного предприятия (подконтрольного администрации области) лесной биржи, через которую можно было бы централизовать весь сбыт леса в области, поднимая цены за счет конкуренции покупателей.

Сегодня, спустя четыре года, пришло понимание, что это едва ли не единственный путь к спасению лесной отрасли области - поэтому, собственно, и предполагается в итоге продать с аукциона Кировское областное государственное унитарное предприятие «Кировлес».


Беседовал Сергей Гуляев, специально для ИА «Росбалт»