Кулак против ножа

В Центральной России издавна было принято решать споры «на кулаках», а на Кавказе - «на ножах». В Пугачеве культурные противоречия достигли угрожающего накала, и ревнители националистических идеологий пытаются «вписаться» в конфликт.

Конфликт в городе Пугачев Саратовской области некоторые наблюдатели привычно окрестили «межнациональным». Свою лепту внесли и информационные ресурсы националистических организаций, начавшие, как это бывает в подобных случаях, спекулировать на произошедшем. 

6 июля в ходе драки приезжий подросток из Чечни зарезал скальпелем 20-летнего местного жителя Руслана Маржанова. Убийство всколыхнуло весь город: на следующий день горожане собрались на центральной площади Пугачева и потребовали выселения чеченцев. Потом последовала драка, перекрытие автотрассы, попытка поджога кафе, где собирались кавказцы, и новые народные сходы.

Чтобы понять причины гнева пугачевцев, достаточно упомянуть, что убийства членами чеченской диаспоры совершаются в этом городе не впервые - три года назад  приезжий из чеченского Шали Беслан Мудаев зарезал молодого горожанина Николая Вешнякова.

Сейчас приверженцы националистической идеологии пытаются "вписаться" в конфликт, несмотря на то, что погибший Руслан Маржанов не был «чистым русским»: его отец – татарин. Тем не менее, иногородние националисты заявили о намерении приехать в Пугачев, чтобы принять участие в народных выступлениях. Любому становится понятно, что речь идет о попытках политической спекуляции.

Отец погибшего Шамиль Маржанов призвал не раздувать национальной розни вокруг гибели его сына. И действительно, в данном случае правильно было бы говорить не о «межнациональных» распрях, а о культурно-этнических противоречиях между местными жителями и приезжими, членами обособленной диаспоры.

Татары и русские тесно связаны на протяжении нескольких веков - в том числе, благодаря смешанным бракам, как в случае с Маржановыми. Известно выражение – поскреби русского, найдешь татарина. И речь тут вовсе не о последствиях батыева нашествия, как ошибочно думают многие, а о смешении славян и татар в ходе движения русских на восток – за Волгу и в Сибирь.

В интегрированном «русско-татарском» обществе Поволжья «чуждым элементом» оказались выходцы с Кавказа,  не желающие менять свои обычаи и стиль поведения и с недавних пор живущие словно по законам экстерриториальности. Стычки, драки между молодежью диаспор и местных жителей являются лишь одной из граней культурных противоречий.

В Центральной России издавна было принято решать споры «на кулаках», кулачные бои считались показателем молодецкой удали. На Кавказе же конфликты решаются «на ножах». Не удивительно, что пугачевцы требуют удалить из своего организма чуждый и опасный «элемент».

Но почему кавказские диаспоры, живущие по своим внутренним законам и обычаям, обосновываются в Центральной России, в Заволжье и даже в Сибири - да так, что никакие власти не вмешиваются в их дела? Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин считает, что  такая ситуация выгодна коррумпированным российским чиновникам. Как правило, диаспоры в городах занимают какую-то бизнес-нишу. Коррупционеры предоставляют преференции приезжим, а те, посчитав себя «блатными», особенно молодежь, часто ведут себя разнузданно и нагло по отношению к простым местным жителям.

«Главная причина слома этнокультурного баланса – политическая. Носители русской культуры неприемлемы для влиятельных групп, захвативших власть в «лихие 90-е» и упрочивших ее под прикрытием лицемерного отрицания того времени. Эти силы не приемлют «коренное население» за его наивную веру в наличие у него каких-то прав. И еще - за историческую память о бесплатном образовании, здравоохранении и почти бесплатном ЖКХ. Коррумпированная часть бюрократии желает заменить всех тех, кто возмущен взятками, кто не любит и не умеет их давать, на отлаженные клановые системы. Взятка для последних – нормальная деловая транзакция», – разъяснил Михаил Делягин.

По его мнению, впустив мигрантов, правящие круги часто сами оказываются заложниками ситуации. «В отношении чеченских и некоторых других диаспор работает еще и фактор страха: если ты не возьмешь у них деньги – тебя могут зарезать и остаться безнаказанными. Наступит время, когда правящую тусовку они просто съедят в прямом смысле слова, как едят сторонников светских властей в Сирии. Но заглядывать настолько далеко вперед правящая в России тусовка просто неспособна», – констатировал Михаил Делягин.

Буквально недавно саратовцы обсуждали и осуждали президента Дагестана Рамазана Абдулатипова, который в интервью сказал, что отправляет амнистированных боевиков на «реабилитацию» в Саратовскую область на ферму, принадлежащую его друзьям. «Только боевиков нам не хватало!», – схватились за головы жители Саратовской области.

Однако нашлись и такие, кто одобрил идею Абдулатипова. Среди них оказался бывший губернатор области Дмитрий Аяцков. Теперь, после вспышки насилия в Пугачеве, местные политики стали припоминать Аяцкову и эти слова, и прошлую национальную политику. Именно при Аяцкове началось поощрение переселения в регион мигрантов, под видом которых могли скрываться и криминальные элементы.

Теперь вопрос в том, что местное население будет с ними делать - попытается удалить или оставит приживаться.

Дмитрий Ремизов