Аман Тулеев сорвал повязку с местной Фемиды

Вмешавшись в судебное разбирательство вокруг шахты "Заречная", глава Кемеровской области, по сути, поставил под вопрос принцип разделения властей.


Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев смог в яркой и оригинальной форме поставить под вопрос закрепленный в Конституции РФ принцип разделения властей. 23 января он обратился к председателю областного арбитражного суда Виктору Суворову, начальнику ГУ МВД России по Кемеровской области Юрию Ларионову и руководителю ФСБ по Кемеровской области Владимиру Панову с просьбой дать правовую оценку деятельности компании «Регионсервис» - юридического бюро, базирующегося в Кемеровской области, но получившего известность и за ее пределами.

По мнению губернатора, «Регионсервис» «недобросовестно действует во многих крупных проектах области, целенаправленно работает против экономических интересов Кузбасса, выполняет заказы сомнительных структур». Эти слова можно интерпретировать по-разному, в том числе и как давление на суд.

Следует отметить, что в заявлении Тулеева для СМИ названо только одно судебное разбирательство, вероятно, вызвавшее у него особое неудовольствие: сейчас в арбитражном суде области слушаются четыре основных дела по шахте «Заречная», давно находящейся в центре корпоративного конфликта. При этом по имени назван судья арбитражного суда области Андрей Душинский, уже попадавший в объектив СМИ. Правда, тогда вопросы вызвало как раз затягивание  одного из процессов сверх предусмотренной законом трехмесячной нормы. Получается, что судье не позавидуешь: с одной стороны, нападки СМИ и недовольство участников процесса, с другой – претензии от губернатора области.

Аман Тулеев считает, что «криминогенный фон вокруг «Регионсервиса» дестабилизирует ситуацию в регионе». Представители адвокатского сообщества, в свою очередь, напоминают, что 3 июля 2013 года президент РФ Владимир Путин подписал закон, призванный повысить независимость судей, защитив их от внепроцессуальных обращений публичностью. Согласно новому закону, суды обязаны предавать огласке все непроцессуальные обращения к судьям.

Законом также определяется само содержание понятия «внепроцессуального обращения» - это «поступившее судье по делу, находящемуся в его производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда, обращение в письменной или устной форме, не являющихся участниками судебного разбирательства госоргана, органа местного самоуправления, иного органа, организации, должностного лица или гражданина в случаях, не предусмотренных законодательством РФ, либо обращение в не предусмотренной процессуальным законодательством форме участников судебного разбирательства».

Губернатор и его подчиненные, очевидно, не являются участниками судебных разбирательств вокруг «Заречной»: вне зависимости от того, кому из претендентов на угледобывающую компанию удастся отстоять свою позицию в судах, государственных и муниципальных структур в их рядах замечено не было. Зато в администрацию Тулеева на должность помощника первого замгубернатора Кемеровской области в начале декабря был принят Виталлий Харитонов, до этого уволенный с должности генерального директора «Заречной». Именно с его деятельностью Александр Стариков, бывший на тот момент председателем совета директоров ООО «УК «Заречная», связывал «провалы в производственных показателях, значительный и систематический срыв планов по добыче угля и подготовке очистных забоев». Из-за этих событий на предприятии особенно остро ощущаются последствия кризиса, охватившего всю угольную отрасль, что уже привело к массовым увольнениям горняков.

Вероятно, Тулеев, один из патриархов российской политической системы, продолжает использовать популярный некогда «хозяйский подход», по логике которого руководителю области (мэру города, председателю обкома) должно быть дело до всего происходящего на подведомственной территории. Но такая позиция все меньше согласуется с действующим российским законодательством и курсом президента и Федерального Собрания России. В соответствии со ст. 294 УК РФ, «вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия наказывается штрафом в размере от 200 до 500 МРОТ или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет».

Понятно, что губернатора, находящегося у власти в области с 1997 г., никто не планирует привлекать к ответственности по столь «несущественному» поводу, как вмешательство в работу судов. Однако перспектива неожиданного вмешательства Тулеева даже в небольшие хозяйственные споры может негативно сказаться на инвестиционном рейтинге региона.

Андрей Михайлов