Запретить защиту природы

Минюст на полгода заморозил деятельность известной организации «Экологическая вахта по Северному Кавказу». Экоактивисты давно стоят кубанским властям "поперек горла", но юридические препоны их не остановят.


© Фото Татьяны Литвиновой

Управление Минюста по Адыгее распорядилось приостановить на полгода деятельность известной экозащитной организации «Экологическая вахта по Северному Кавказу». Это решение вполне укладывается в канву притеснений неправительственных организаций, происходящих в последнее время, но до сего момента северокавказским экозащитникам, несмотря на случаи преследований ряда активистов, удавалось успешно защищать окружающую среду – прежде всего, предавая гласности факты нарушения природоохранного законодательства в регионе.

Хотя подобного развития событий можно было ожидать, распоряжение Минюста все же застало экологов врасплох. «Решение Минюста очень странное. Оно стало неожиданностью и для самой Экологической вахты», – заметил известный кубанский правозащитник Михаил Савва.

В своем распоряжении начальник адыгейского управления Минюста Александр Радченко перечислил ряд претензий государства к общественникам. Экозащитникам вменили в вину то, что они вовремя не предоставили на проверку документы о своей деятельности. В тексте распоряжения также утверждается, что, несмотря на межрегиональный статус, ряд отделений "ЭкоВахты" на самом деле не функционирует. Наконец, организацию обвинили в том, что она выступала организатором публичных акций, не имеющих отношения к защите экологии.

Все перечисленные претензии в свой адрес "ЭкоВахта" отвергает. Заместитель координатора экологической организации Дмитрий Шевченко заявил корреспонденту «Росбалта», что "ЭкоВахта" будет оспаривать решение Минюста в суде.

По словам Дмитрия Шевченко, обвинение в непредоставлении документов на проверку выглядит очень странным, особенно в свете того, что координатор организации Андрей Рудомаха уже был оштрафован за это в административном порядке. Получается так, что организацию дважды преследуют за одно и то же. Но и сам порядок «проверок» вызвал у экологов массу нареканий.

«К нам в офис являлись представители ФСБ, прокуратуры, налоговых органов и, наконец, Минюста. Мы предоставили первую партию запрашиваемых документов, а вторую партию просто не успели, так как в период проведения Олимпийских игр мы находились практически в блокаде: под офисом постоянно дежурили сотрудники полиции, были всевозможные провокации в отношении наших членов. История с арестом Евгения Витишко выглядит довольно показательно. Непонятно вообще – на каком основании мы должны тратить время, деньги на бумагу, копировать официальные письма, которых у нас сотни и сотни, нести куда-то... Если у государственных органов проверка – пусть приезжают и смотрят, мы организация публичная. Но Минюст почему-то счел, что мы не выполнили его распоряжений», – рассказал Дмитрий Шевченко.

Не приняли экологи также претензий по поводу неработающих отделений и «непрофильных» публичных акций. «На конференции в прошлом году мы приняли решение закрыть представительство в Дагестане, потому что Дагестаном мы сейчас действительно слабо занимаемся, работа не ведется. Но во всех остальных регионах мы работаем, и люди у нас там есть. По поводу же того, что мы организовывали публичные акции на территории Краснодарского края, тоже неправда, поскольку мы не выступали организаторами мероприятий, которые перечислены в письме Минюста. В некоторых мероприятиях мы вообще не принимали участия. Например, акция «За честные выборы». Мы не можем ни проводить, ни участвовать в подобных мероприятиях, поскольку мы не политическая организация. Митинги против Кудепстинской ТЭС в Сочи мы тоже не организовывали и не проводили», – перечислил Дмитрий Шевченко.

В "ЭкоВахте" уверены, что все предъявленные обвинения – лишь прикрытие истинной цели: попытаться прекратить деятельность независимой экологической организации. «Настоящие причины – это общая политика по уничтожению неправительственных организаций в России, особенно в последние годы в связи с принятием закона об иностранных агентах. Я думаю, что из Москвы какая-то установка спущена в региональные минюсты. Видимо, распоряжение о том, чтобы прищучить наиболее активные общественные организации, по возможности вообще закрыть. В этом, собственно, ничего нового нет, потому что эта кампания уже полтора года ведется с переменным успехом», – констатировал Дмитрий Шевченко.

Проблемы у северокавказских экологов вызвали тревогу и у их коллег по всей России. "ЭкоВахта" – это активно работающая, реально защищающая природу Кубани организация. То, что сейчас становятся поперек горла некоторым чиновникам гражданские активисты, экологи, градозащитники – это уже перестает удивлять. Но в любом случае "ЭкоВахта" свою деятельность в информационном поле продолжит. Это запретить никоим образом нельзя. Решение о приостановке подразумевает лишь запрет на участие в качестве организатора каких-то общественных публичных акций. А участниками этих акций они по-прежнему будут. Если северокавказским экозащитникам нужна будет помощь, то экологические организации России встанут на их защиту», – заявила сопредседатель совета Международного социально-экологического союза Мария Рузина.

Продолжать деятельность по защите природы намерены и сами активисты "ЭкоВахты". Официальная приостановка деятельности организации их самих не остановит. Сочинский активист "ЭкоВахты" Владимир Кимаев вместе с соратниками недавно предотвратил засыпку ручья строительным мусором в селе Краевско-Греческое. Автомобиль экозащитников преградил путь грузовикам до приезда полиции.

«Приостанавливают деятельность "ЭкоВахты" как организации, но членство в ней никто не отменял. Мы теперь не сможем лишь официальные запросы подавать. Но если я являюсь членом организации, то и я и буду продолжать работать в этом статусе. Ее же не ликвидировали, а только приостановили», – считает Владимир Кимаев.

Приостановить деятельность организации на бумаге, действительно, нетрудно. Но вынудить людей отказаться от защиты окружающей среды родного края – невозможно.

Дмитрий Ремизов