Главные новости
В России - все новости
26 октября 2015, 21:13
1064

Адвокат: Дело Савченко - область исключительно военной юстиции

РОСТОВ-НА-ДОНУ, 26 октября. Дело в отношении украинской летчицы Надежды Савченко должно рассматриваться исключительно в рамках военной юстиции, уверен один из ее адвокатов Марк Фейгин.

"Порой думаю, и не лень им длить и длить этот фарс? Разве что при условии, что типа все равно отпускать. Допрос свидетеля Хроленко с "Первого канала": у свидетеля Хроленко была аккредитация, у Волошина и Корнелюка - нет. На перекрестке, где погибли сепаратисты, россияне не должны были быть. Гибель Волошина и Корнелюка, как защита и утверждала, - это драматическая случайность. Кроме них никто из мирных граждан не погиб, только ополченцы", - пишет Фейгин в Twitter.

"Несмотря на то, что Савченко попала в плен до гибели Волошина и Корнелюка, доводы защиты заключаются в том, что убийства мирных граждан не было. На перекрестке у поста ГАИ находились ополченцы из батальона "ЗАРЯ". Они-то и погибли, а заодно и приехавшие туда Волошин и Корнелюк. 17 июня 2014 года на перекрестке в районе поселка Металлист не было совершено уголовного преступления. Это область сугубо военной юстиции", - уверен адвокат.

В понедельник в горсуде Донецка по делу Надежды Савченко выступали свидетели обвинения. Свои показания дали коллеги Антона Волошина и Игоря Корнелюка, а также человек, доставивший документы подсудимой в Следственный комитет.

Как передает "Коммерсант", оператор "Первого канала" Роман Хроленко рассказал, что 17 июня он поехал снимать в Луганске дом и там последний раз встретился с погибшими. "Ополченцы снимать дом нам не разрешили и сказали уезжать. Мы сели по машинам, тут мне позвонил Волошин и сказал, что они поедут к блокпосту у поселка Металлист, я посоветовал быть там аккуратнее", — рассказал свидетель.

Съемочная группа "Первого канала" вернулась после этого в гостиницу, но вскоре им сообщили о пропаже журналистов ВГТРК. После этого Хроленко сообщили о гибели коллег.

Представитель ВГТРК Константин Мучник рассказал, что в дирекции информационных программ он лишь руководит операторами и решения о том, кого отправить в командировку, находятся не в его компетенции. Таких полномочий не оказалось и у Светланы Селивановой, которая работает редактором на телеканале «Россия». С погибшими лично она была не знакома, но 17 июня переписывалась с Игорем Корнелюком через SMS-сообщения.

"В 12:45 я попросила его обновить сюжет для дневного выпуска, надо было записать стендап на фоне снаряда и рассказать про ночной обстрел,— рассказала она.— Через минуту Корнелюк мне ответил: "Боюсь, не успеем, мы на линии фронта". На другие вопросы она ответить не смогла.

В частности, Селиванову поставили в тупик вопросы о том, что означало ее собственное указание "записать стендап у снаряда", были ли у журналистов с собой бронежилеты или каски, и кто на телеканале, где она работает, занимает пост главного редактора или генерального директора. "Это серьезный вопрос, надо официально через пресс-службу выяснять", — ответила на последний вопрос свидетель Селиванова.

"Спасибо, что не уборщицу с телеканала позвали", — возмутилась подсудимая.

Следующее заседание суда состоится 28 октября.