Испугаться или разозлиться?

Протест дальнобойщиков не «потух» сам собой: водители не удовлетворились незначительными уступками. Власти в свою очередь демонстрируют готовность предпринять жесткие меры. Эксперты размышляют, к чему может привести такая ситуация.


© FreeImages.com Content License

Протест дальнобойщиков не «потух» сам собой: водители не удовлетворились незначительными и временными послаблениями.

На «совещание» главы Минтранса РФ Максима Соколова с автоперевозчиками в Петербурге протестующих не пустили. На автострадах по-прежнему витает идея «похода на Москву», а дуболомы из полиции пытаются встать на пути грузовиков. Усиленные патрули ГИБДД замечены на трассах Санкт-Петербург – Москва и «Дон», ведущей в столицу с юга. В некоторых городах полицейские задерживают и «строго предупреждают» лидеров дальнобойщиков и примкнувших к ним оппозиционеров.

Попытки напугать водителей, вынудить их отказаться от борьбы за свои интересы и от защиты своих прав могут привести к прямо противоположным результатам, считают многие эксперты.

Руководитель Центра социального анализа ИГСО Анна Очкина полагает, что противодействие власти может привести к усилению протестного движения дальнобойщиков. Как заметила социолог в интервью корреспонденту «Росбалта», изначально у этого движения не было причин разрастись до всероссийских масштабов. «Власть очень успешно формирует героев и жертв политической борьбы, часто на пустом месте. А здесь не пустое место, и здесь людей могут поставить в такую ситуацию, когда им будет легче продолжать сопротивляться, понимая, что их ничего хорошего не ожидает, чем сдаться», — рассказала социолог.

По мнению Анны Очкиной, у протеста дальнобойщиков есть и вероятность «захлебнуться», добившись лишь частичных уступок или обещаний. «Протест дальнобойщиков может потерять критическую массу для того, чтобы быть движением. Либо в него включатся политические партии, прежде всего, КПРФ, и протест станет рутинным, как выступления дольщиков, как протесты против капитального ремонта, но он уже не будет представлять никакой опасности для власти», — уточнила эксперт.

Социолог уверена, что у движения дальнобойщиков не окажется будущего, если оно не выйдет за рамки узкопрофессиональных требований. «Я боюсь, что это так и будет оставаться противостоянием дальнобойщиков, даже не всех, а наиболее активных, и власти, причем часто региональной. За годы мониторинга социального протеста, я пока ни разу не видела, чтобы какой-то протест широко раскинулся по стране и где-нибудь встретился с другим протестом. На самом деле, у нас много локально-секторальных протестов – это и экологи, и многодетные матери и т.д., – но они своих границ не переходят, как и дальнобойщики», — объяснила Очкина.

Протест дальнобойщиков может из экономического перерасти в политический, считает вице-президент Конфедерации труда России, депутат думы Астраханской области Олег Шеин. Как заявил профлидер корреспонденту «Росбалта», это произойдет, если власть будет игнорировать требования протестующих.

«На данном этапе протест остается узкопрофессиональным, но только на данном этапе. Дело в том, что любые социальные требования, так или иначе, если игнорируются, то выходят на уровень требований политических изменений. Какая зарплата должна быть на отдельном заводе – это вопрос, касающийся сотрудников и директора данного завода. Но вот вопрос правил формирования зарплат в целом по стране – это уже вопрос политических взаимоотношений», — привел пример Олег Шеин.

По мнению профлидера, разрешение проблемы зависит от шагов исполнительной власти. «Если власти будут готовы слегка уменьшить аппетиты владельцев «Платона», это будет одна ситуация. Если же у них к этому не будет готовности, дальнобойщики извлекут соответствующие выводы. И не только они», — подчеркнул Олег Шеин.

Директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий полагает, что в протесте дальнобойщиков наступил момент, когда все зависит только от состояния массового сознания. "Власти на уступки не идут, и не в силу каких-то политических или личных мотивов, а просто потому, что в условиях кризиса правящие круги испытывают острый дефицит ресурсов, что заставляет их действовать крайне жестко там, где при "нормальных" условиях они бы нашли варианты компромисса или манипуляции. При жестком сценарии только от самих участников процесса зависит — испугаться или разозлиться. Ни общественность, симпатизирующая протесту, ни официальная пропаганда, работающая против него, ни левые радикалы, ни прозападнические либералы, ни патриоты, ни охранители, никто ничего сейчас сделать не сможет, чтобы повлиять на ситуацию, все зависит исключительно от самих участников протеста, от их эмоционального и психологического состояния, от уровня их решимости и уверенности", — пишет Кагарлицкий на своей странице в Facebook.

По его мнению, именно в такие исторические моменты экономический кризис может перерасти в процесс общественных перемен. "В любом случае, вопрос для дальнобойщиков будет решен в течение 3-5 дней. Если протест пойдет по нарастающей, мы окажемся в совершенно новой общественно-политической ситуации уже на следующей неделе. Если он потеряет энергию и "сольется", то мы вернемся к исходной точке", — отметил политолог.

Протест водителей-дальнобойщиков может разрастись в том случае, если они сумеют взаимодействовать друг с другом и другими отрядами недовольных, невзирая на расстояния, уверен профорг Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» Дмитрий Кожнев. «Выступления дальнобойщиков могут стать своего рода катализатором для других протестов. Сейчас наблюдается огромное количество аналогичных ситуаций, где страдают права и интересы разных категорий трудящихся. Уровень организованности и культура навыков совместных коллективных действий пока еще на низком уровне, и им не хватает какого-то примера, образца. Я не исключаю такой возможности, что протест дальнобойщиков послужит таким примером», — сказал Дмитрий Кожнев.

Неуклюжие действия чиновников и связанных с ними бизнесменов, решивших «поживиться» за счет автоперевозчиков, уже подорвали авторитет власти. Упорствование же в ошибках до добра не доведет.

Дмитрий Ремизов