Россию обрекли на прозябание

«Заморозка» расходов федерального бюджета вынудит регионы залезать в долги, повысит социальную напряженность и в итоге может привести к краху экономики, считают эксперты.


У провинции не осталось шансов на развитие. © СС0 Public Domain

Правительство одобрило идею Минфина заморозить бюджетные расходы на ближайшие три года на уровне 15,78 трлн руб. — это даже ниже, чем в 2016 году. Таким образом власти рассчитывают стабилизировать экономическую ситуацию. Но решения, принимаемые в федеральном центре, ударят по простым людям — в первую очередь, в провинции.

Политика стабилизации расходной части бюджета, осуществляемая Минфином, означает банальное «проедание» запасов и ведет российскую экономику к катастрофе, считает известный экономист Михаил Хазин.

«Никто из них не думает, как развиваться. Они думают только об одном: мы будем поддерживать нынешний уровень потребления, пускай он низкий, но мы будем его поддерживать за счет ликвидации экономики в целом. Мне кажется, что это катастрофическое решение», — заявил Хазин корреспонденту «Росбалта».

Экономист предположил, что специалисты Минфина надеются, сбалансировав бюджет, снизить инфляцию и привлечь иностранных инвесторов. Однако, по его мнению, «инвестиции больше не придут». «Балансируй бюджет — не балансируй, снижай инфляцию — не снижай, их не будет. Более того, при тех методах, которые используют Минфин, инфляция растет. И в этой ситуации надо менять модель», — полагает Хазин.

Решение правительства РФ о замораживании бюджетных расходов приведет к усугублению кризисных явлений в экономике, считает доцент НИУ ВШЭ Павел Кудюкин. А это, в свою очередь, повысит градус социальной напряженности.

«Замораживание бюджетных расходов будет означать сокращение спроса на внутреннем рынке. Поскольку российская экономика и сама по себе, и в условиях санкций не готова ориентироваться на экспорт, то будет усугубляться спад или по крайней мере застой. В условиях кризиса было бы логичнее, возможно, даже пойти на увеличение дефицита бюджета: несколько наращивая бюджетные расходы, можно было тем самым стимулировать спрос и развитие экономики», — рассказал Павел Кудюкин.

Эксперт подчеркнул, что ждет ухудшения ситуации с закредитованностью субъектов Федерации. «Значительная часть долгов регионов — это бюджетные кредиты, и они достаточно льготные. Но есть заметная часть кредитов и от коммерческих банков. В условиях, когда в подавляющем большинстве у регионов собственных средств не хватает, в том числе и для исполнения обязательств, навязанных центром, они, видимо, будут вынуждены продолжать влезать в долги. Либо же они столкнутся с проблемой неисполнения обязательств, в том числе по повышению зарплат работникам образования и здравоохранения, чего требует президентский указ от 7 мая 2012 года. Это, в свою очередь, будет продуцировать еще и социальную напряженность», — пояснил Кудюкин.

Первый зампредседателя комитета Госдумы по промышленности Валерий Гартунг также полагает, что замораживание бюджетных расходов приведет к дальнейшему снижению уровня жизни в стране. «В нынешней ситуации консервировать расходы бюджета — это убийственно для национальной экономики», — уверен он. Парламентарий считает, что «заморозку» расходов не следовало начинать до возрастания доходов в бюджет.

«Тренд на снижение уровня жизни наметился три года назад, и он продолжается. Расходы бюджета на социальные нужды сокращаются: не индексируются зарплаты бюджетников, вообще не индексируются пенсии работающих пенсионеров и сокращена индексация для неработающих. Расходы на образование и здравоохранение урезаются, причем существенно. Поэтому не следовало замораживать расходы бюджета, не приняв экстренных мер по поиску новых источников доходов», — убежден Валерий Гартунг.

Депутат подчеркнул, что возможности для увеличения доходов есть, и они очевидны. «Можно было навести порядок в госзакупках и сократить расходы на них, расширив круг поставщиков. Это, по моим оценкам, дало бы до 1,5 трлн рублей. Можно было не возвращать НДС экспортерам сырья — и таким образом вернуть в бюджет около 1,5 трлн рублей. Можно было навести порядок в таможенных сборах с импортной продукции: там, по подсчетам, только в 2014 году бюджет недополучил около $40 млрд. Соответствующая записка уже передана президенту», — отметил Гартунг.

Замораживание бюджетных расходов сократит ресурсы для проведения социальной политики и ухудшит ситуацию на рынке труда, полагает ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН доктор экономических наук Сергей Смирнов. По его мнению, в реальности может потребоваться увеличение расходов, но уже по другим статьям.

«Если мы замораживаем расходы федерального бюджета, то, соответственно, сокращаются налоговые поступления от организаций, учреждений, которые выполняют госзаказ на поставку продукции и услуг для государственных нужд. Это приведет к росту количества безработных, занятых в режиме неполного рабочего времени и находящихся в отпусках без сохранения содержания. А значит, потребуются дополнительные социальные расходы федерального бюджета на те же пособия по безработице. Можно не сомневаться, что условия назначения этих пособий ужесточатся», — заметил Сергей Смирнов.

Экономист подчеркнул, что замораживание бюджетных расходов может в итоге оказаться неэффективным. «Я подозреваю, что Минфин не оценивал коэффициент эластичности: как отреагирует рынок труда на сокращения или консервирование расходов федерального бюджета», — предположил Смирнов.

Однако в федеральном центре вряд ли прислушаются к предостережениям экспертов. Скорее всего, чиновники продолжат замораживать зарплаты, пособия — и экономику в целом. В результате целые города и регионы окажутся на грани выживания.

Дмитрий Ремизов