Дебаты без споров

Предвыборные теледискуссии кандидатов в Госдуму нельзя назвать настоящей политической полемикой, полагают эксперты.


Пусть уже будет хотя бы такая избирательная кампания, но не надо выдавать ее за торжество демократии, говорят политологи. © CC0 Public Domain

Нынешнюю вялотекущую парламентскую избирательную кампанию несколько встряхнули заявления отдельных эпатажных политиков, сделанные во время телевизионных дебатов, которые ведут кандидаты в депутаты Госдумы. Однако мнения экспертов, опрошенных обозревателем «Росбалта» по поводу как плодотворности самих теледебатов, так и перспектив участвующих в них политиков, разошлись.

Так, политолог Борис Макаренко не считает увиденное телезрителями настоящей политической полемикой. «Это не дебаты. Потому что дебатирование, то есть спор одного кандидата в депутаты с другим, здесь заведомо исключен», — считает эксперт. Он уверен, что нынешние теледебаты можно назвать лишь «публичным выступлением группы кандидатов в одном эфире и в одно и то же время».

В то же время Макаренко полагает, что хотя нынешняя избирательная кампания «предельно короткая и предельно зарежимленная», смысл в ней все-таки есть: «пусть уж будет такая, только не надо выдавать это за торжество демократии».

Политолог Алексей Макаркин, напротив, говорит, что, по сравнению с выборами 2011 года, нынешняя избирательная кампания выглядит более выигрышно. «Дебаты перед прошлыми выборами в Думу были намного скучней, кандидаты не просто оглядывались на власть, но пытались не допустить какую-либо ошибку, за которую их могли бы выгнать. Тогда дебаты были настолько дистиллированными, что смотреть их было скучновато, а многие известные политики вроде Владимира Рыжкова и Виктора Черепкова вообще были до них не допущены», — напомнил Макаркин.

Нынешние теледебаты, по его словам, можно рассматривать «как элемент возвращения конкурентной борьбы, поскольку темы на них поднимаются более острые, чем на прошлых выборах». Макаркин по этому поводу отметил, что «политики и политика возвращаются».

Впрочем, говорит политолог, эти «дебаты придают кампании дополнительный интерес не сами по себе, и даже не потому, что на них обсуждается, а потому, как и кто это делает». В качестве доказательства этого утверждения, он приводит пример успевшего сделать в последние дни несколько скандальных заявлений кандидата от Партии народной свободы (ПАРНАС) блогера Вячеслава Мальцева.

В то же время, считает политолог, «не надо преувеличивать значение феномена этого политика, который использует ту же риторику, что и республиканский кандидат в президенты США Дональд Трамп и которую раньше использовал лидер французского Национального фронта Жан-Мари Ле Пен». По словам Макаркина, подобные политики, ругающие и президента, и власть вообще, на этих выборах все-таки остаются «электоральной периферией». «Что будет дальше — сказать сложно, это будет зависеть от экономики, от развития кризиса», — полагает политолог.

«Телевизионные дебаты показали, что есть повестка „за“ Путина и „против“ Путина. Такова вообще суть дебатов, в них побеждают крайности», — отмечает в свою очередь политолог Константин Калачев.

Этой ситуацией пользуются некоторые оппозиционные политики националистического толка, в частности, тот же блогер Вячеслав Мальцев, по результатом партийных праймериз занявший второе место в избирательном списке Партии народной свободы — одной из двух либеральных партий нынешней России, допущенных до участия в этих выборах, говорит эксперт.

«Господин Мальцев не просто воспользовался этой повесткой дня, а сам ее создавал», — считает Калачев. По мнению политтехнолога, «в данном случае есть два победителя этих дебатов. Первый — „Единая Россия“, в силу своей солидности и сдержанности, присущей партии власти, а второй — тот, кто занимает крайнюю позицию по отношению к политической системе и экономической власти вообще».

По словам эксперта, «Мальцев сумел переломить ситуацию по отношению к Партии народной свободы, о которой все эксперты говорили, что она находится в кризисе и которую все уже похоронили». Как пояснил Калачев, оппозиционный блогер соединяет в своей риторике патриотизм и либерализм, однако аудитория ПАРНАСа, и вообще всех тех, кто хотел бы голосовать против власти, но при этом не поддерживает КПРФ, осталась прежней и вряд ли сильно расширится, за нынешние пределы (в зависимости от разных подсчетов, это сейчас от 5% до 15% электората).

Эксперт говорит, что если раньше он был уверен в том, что еще одна партия либеральной оппозиции, участвующая в выборах — «Яблоко», в состоянии набрать хотя бы 3% голосов, то сегодня он уже сомневается в этом, учитывая активизацию ПАРНАСа. По его мнению, обе партии теперь, скорее всего, могут набрать лишь по 2,5% голосов.

По мнению политолога Николая Петрова, «ситуация такова, что жанр дебатов, проходящих под диктовку власти, не очень эффективен». Эксперт объясняет это так: «Ни одна из партий в нашей политической системе, включая правящую, не может ничего реально обещать и не может отвечать за свои обещания. Поэтому дебаты превращаются не в представление каких-то содержательных элементов программы партий, а в разного рода популистские заявления, которые никто не смог бы реализовать в случае прихода к власти».

В подобной ситуации, по мнению Петрова, возрастает «роль личности, которая может привлечь к себе внимание, в том числе, и эпатажными заявлениями, поскольку избиратель, в силу наших особенностей, не имеет возможности отличить реалистичные предложения программы, а реагирует на то, насколько занимателен или остер на язык тот или иной кандидат».

Александр Желенин