Главные новости
В России - все новости
17 октября 2016, 09:58
624

Иерей РПЦ предложил ставить пьесу «Хоровод» не в Омске, а в Европе

© Фото Александра Калинина

В Омске продолжаются баталии вокруг спектакля «Хоровод», в основу которого легла одноименная пьеса австрийского драматурга Артура Шницлера, написанная в 1896—1897 годах. В свое время произведение считалось непристойным, поэтому спектакли по ней запрещались. Со временем отношение к пьесе Шницлера менялось, и после Второй мировой войны ее начали играть на лучших сценах Европы. До Сибири пьеса добралась впервые, и ее ставили в постановке польского режиссера Петра Шальши как подарок Омску на 300-летие. Однако в июле показ отменили из-за опасений властей повторения истории новосибирского «Тангейзера». После чего в открытой дискуссии постановку раскритиковали православные священники.

Недавно спектакль показали на сцене «Студии» Любови Ермолаевой. Сексуальных сцен зрителю не демонстрировали. Вся физиология осталась «за кадром», зал видел лишь беседы и рефлексию героев. После спектакля руководство театра предложило публике высказаться о постановке.
 
В защиту «Хоровода» выступила психолог и культуролог, не назвавшая своего имени. «Разговоры о неприличности спектакля выглядят для меня достаточно наивными. Давайте тогда запретим мифы Древней Греции на том основании, что Кронос съел своих детей, а детей есть нехорошо. Всегда у власти было желание, чтобы искусство диктовало некую нормативность. Но искусство всегда поражает некий конфликт — внутренний или социальный, который в обществе есть. Оттого что мы запретим об этом говорить, он никуда не денется», — цитирует ее Om1.ru.
 
Представитель РПЦ иерей Константин Беспалов постановку раскритиковал, предложив ставить ее в Европе. «Все рукоплескали, но я не мог принять это как священник. Потому что это все-таки учение, а нельзя обучаться греху со сцены театра. Это наш мир, и от него никуда не деться. Потому нам бы помнить, что если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму. Мы рукоплескали сегодня своей погибели. Мы приблизились к погибели нашего мира… Потому я призвал бы эту пьесу не ставить или ставить в Европе. Призываю к тому, чтобы оградить детей и наш разум», — сказал он.