Почему дети умирают в ДТП?

В страшной аварии с автобусом в Югре погибли 10 детей. Эксперты считают, что трагедия — следствие бессмысленных проверок, которые не дают результатов.


© CC0 Public Domain

На трассе Ханты-Мансийск — Тюмень произошло страшное ДТП с участием автобуса, перевозившего детей, двух грузовиков и легкового автомобиля. В салоне автобуса находились 27 подростков — участников команды по спортивной акробатике из Нефтеюганска. Команда возвращалась домой с соревнований.  

По данным следствия, водитель автобуса нарушил правила дорожного движения, избрав скорость движения без учета дорожных и метеорологических условий, не справился с управлением и допустил столкновение с грузовиками и легковушкой, следовавшими во встречном направлении. В результате ДТП погибли 12 пассажиров автобуса, в том числе 10 подростков. Всего пострадавшими в аварии были признаны 34 человека.

Водители автобуса и одного из грузовиков были задержаны по подозрению в нарушении ПДД, а представитель индивидуального предпринимателя, фактически организовавший предоставление транспортных услуг, — по делу об оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности.

Глава МЧС Владимир Пучков после аварии поручил проверить работу всего общественного автотранспорта и дорожных служб в России, а премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поручил проанализировать законодательство в сфере безопасности.

Между тем еще год назад по поручению Генеральной прокуратуры РФ региональные органы прокуратуры провели масштабные проверки, которые показали, что ситуация в области автомобильных пассажирских перевозок остается критической. Было установлено, что повсеместно хозяйствующие субъекты оказывают услуги по регулярным перевозкам пассажиров автотранспортом без лицензий и необходимой разрешительной документации. Кроме того, перевозчики допускают эксплуатацию автотранспортных средств с опасными неисправностями.

Например, выяснилось, что в большинстве регионов страны пассажирские перевозки осуществляются на автобусах с неисправными рулевым управлением, тормозной системой, при отсутствии ремней безопасности, медицинских аптечек, с установленными дополнительными посадочными местами и просроченным газобаллонным оборудованием. Не соблюдаются права водителей на труд и отдых, что создает угрозу безопасности при управлении ими транспортными средствами. «Пренебрегая требованиями об обязательном проведении предрейсовых и послерейсовых медицинских осмотров, руководители транспортных компаний выпускают на линию водителей в состоянии здоровья, не отвечающего требованиям безопасности», — отметили в Генпрокуратуре.

Несмотря на результаты проверки принятых мер, видимо, оказалось недостаточно. ДТП с участием общественного транспорта продолжали происходить с пугающей частотой. Характерен случай в Ростове-на-Дону, где водитель микроавтобуса Hyundai County скончался за рулем, а автобус продолжил движение и протаранил три автомобиля.

21 мая в Кстовском районе Нижегородской области произошло лобовое столкновение автобуса Mercedes с грузовым автомобилем. Автобус шел из Казани в Санкт-Петербург и в нем находились 20 человек, в том числе 12 детей. В результате ДТП пострадали 10 подростков в возрасте 10-11 лет, три человека погибли, среди жертв — 12-летняя девочка. По версии следствия, автобус не был оборудован соответствующим образом, в нем отсутствовали детские кресла безопасности. Кроме того, детей противозаконно перевозили в ночное время.

В Новосибирской области в ДТП с автобусом пострадали юные спортсмены. Мужчина, не являющийся индивидуальным предпринимателем и без оформления трудового договора, оказывал услуги по перевозке людей на своем автомобиле «Газель». 14 июня на автодороге Новосибирск — Ташанта его «Газель» столкнулась с автомобилем Honda. В результате ДТП пассажиры микроавтобуса получили травмы различной степени тяжести.

В Пензенской области в октябре попал в аварию микроавтобус со школьниками, которые ехали на экскурсию. Полтора десятка старшеклассников из лицея Ульяновска везли в музей-заповедник «Тарханы». Рядом со станцией Ночка автомобиль при повороте упал на бок. К счастью, обошлось без погибших, но несколько человек получили ушибы.

Чтобы не допускать аварийных ситуаций на дорогах, следует проводить проверки автоперевозчиков на системной основе, а не в «аварийных» случаях, считает редактор блога «Живые улицы» Владимир Злоказов. Как рассказал уральский урбанист корреспонденту «Росбалта», нарушения правил дорожного движения особенно свойственны для сферы маршрутных перевозок.

«Наверное, хорошо, что автоперевозчиков будут проверять, но ведь это должна быть систематическая работа по обеспечению безопасности, а не происходить после какого-то громкого и трагического случая», — подчеркнул Владимир Злоказов.

По словам эксперта, нарушения ПДД часто происходят из-за погони автоперевозчиков за прибылью. «В Екатеринбурге в местном СМИ есть даже постоянная рубрика „Шайтан-богдан“, где люди публикуют записи с видеорегистраторов того, что исполняют водители „средних“ автобусов: ездят на красный свет, поворачивают из другого ряда и т. п. Причем, это особо характерно для частных перевозчиков, которые гонятся за прибылью. Муниципальные перевозчики тоже, наверное, нарушают, но они так нагло себя не ведут, как это делают маршрутчики», — констатировал Владимир Злоказов.

Чтобы остановить «машину смерти» в ДТП, следует изменить саму инфраструктуру российских дорог, считает автор блога «Город для людей» Аркадий Гершман. «Крупные аварии, конечно же, ужасны и шокируют всех нас. Но если посмотреть статистику, то за год на российских дорогах умирает население небольшого города — с января по октябрь этого года в ДТП погибло 16 тыс. 766 человек, 180 тыс. 861 ранено. Но про большую часть этих смертей не расскажут по телевизору, а по людям не объявят траур, хотя цифры приближаются к потерям во время боевых действий», — заметил эксперт.

Аркадий Гершман подчеркнул, что эти цифры в разы превышают уровень смертности на дорогах европейских стран, что однозначно показывает системность проблемы. «Люди гибнут не из-за случайностей, а из-за неправильной инфраструктуры. В первую очередь, к этому комплексу проблем стоит отнести неправильное планирование самой инфраструктуры, которая создается без принципов успокоения трафика и не учитывает, что человек может ошибаться. Во вторую очередь сюда следует отнести ненаказуемость за превышение скорости на 20 км/ч от установленного режима. Оба этих фактора являются основными „поставщиками смерти“ на российских дорогах. Простой пример из зарубежной практики: в европейских и американских городах максимально разрешенная скорость на улицах — 50 км/ч, а в жилой зоне — 30 км/ч. Мало? На самом деле нет, если главная ценность — спасенные человеческие жизни и комфорт жителей, ведь улицы не предназначены для скоростной езды. В тех же странах при заезде в населенный пункт создаются круговые перекрестки, чтобы все без исключения водители снизили скорость перед улицами и незащищенными  жителями. Конечно же, в рамках „нулевой терпимости к смертям“ применяется куда больше приемов, которые реально сокращают смертность в разы, но это просто два весьма наглядных примера», — рассказал Аркадий Гершман.

Он констатировал, что после каждой крупной катастрофы происходят проверки, но через короткое время и трагедии, и проверки повторяются. Работать надо не с последствиями, а с причинами трагедий, уверен эксперт.

В случае аварий с погибшими детьми арестам подвергаются водитель или собственник автобуса. Однако и тот, и другой действуют в тех границах, которые им позволяются. Формально есть запреты и правила, однако когда нет контроля за соблюдением запретов и выполнением правил, то «строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения».

За трагедии на дорогах должны ответить те, кто только говорит о «проверках», кто облечен необходимыми полномочиями, но ничего не делает для реальных перемен в этой сфере.

Дмитрий Ремизов